Земля. Хроники Жизни.
Главная | Блог | Регистрация | Вход
 
Среда, 22.08.2018, 05:28
Приветствую Вас Гость |Личные сообщения() ·| PDA | RSS
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Anomalies [11]
Atmosphere [2]
Archaeology [19]
Volcanoes [9]
Animals [1]
Earthquake [2]
Drought [2]
Climate [3]
Space [19]
Sinkholes [1]
Crop circles [1]
Science [56]
UFO [11]
Flooding [3]
Ocean [1]
Landslides [0]
Fires [0]
Prophecy [6]
Sun [2]
Element [0]
Supernatural [8]
Technology [16]
Mystery stories [14]
Hurricanes [3]
Factors and crash [22]
Ecology [5]
Epidemic [6]
Medicine and health [2]
Hypothesis [5]
Разговоры у камина
Статистика

Онлайн всего: 99
Пользователей: 97
Новых: 2
drula13, l7yzo
Главная » 2014 » Август » 10 » Алексей Мозговой рассказывает о ситуации на Востоке – 8 августа 2014 года
11:59
Алексей Мозговой рассказывает о ситуации на Востоке – 8 августа 2014 года

М.: «Для меня потеря даже нескольких человек – это большой удар. Я отношусь к потерям личного состава очень, скажем так, щепетильно. Мне не нужны бои, в которых много 200-х, 300-х. Это не бой. Даже если он выигрывается, но именно ценой 200-х, 300-х, то это – проигрышный бой. Даже если там… Да, мы побеждали в некоторых боях, мы их отталкивали, они отступали. Но они вместо того, чтобы отступить дальше, подтягивали всё больше вооружений, подтягивали всё больше, скажем так, живой силы.

Яркий пример тому: был у них блокпост на Старой Краснянке. Это между Кременным и Рубежным. Мы отрабатывали его, ну, раз 10, наверно. Мы его сегодня уничтожаем, наследующее утро там стоят уже новые люди. Сегодня уничтожаем, на следующее утро там уже стоят новые люди. Т.е. они вывозят трупы КАМАЗами, в этот же момент завозят уже живых, ну, практически назавтра – трупы. Но они стоят, складывается такое впечатление, личный состав абсолютно не информируется о том, что происходит.

Они не знают, куда ушли люди с этого блокпоста. Потому что приходят абсолютно веселые, абсолютно жизнерадостные люди на их место. Я не понимаю, о чем они думают в этот момент. Хотя следы-то от побоища были. Следы крови. Следы в КАМАЗах, тех, которые вывозят трупы, это всё видно. Кровь течет. Но информации они, скорее всего, не получают вообще никакой. На следующий день мы снова уничтожаем этот блокпост. И снова они подтягивают новые силы.

Но все эти новые силы – это ни в чем не повинные люди, которых они заставляют идти в ряды вооруженных сил Украины под натиском того, что если не пойдешь на войну, значит, сядешь на 7 лет. Ну, наше население, скажем так, еще не в состоянии соизмерить жизнь и 7 лет в тюрьме. Поэтому идут все на войну. В надежде, что выживут…»

П.: «А почему вы не закрепляетесь на блокпосту? Почему вы его берете и назад отходите? Это не целесообразно?»

М.: «Потому что у них есть, повторюсь, дальнобойная артиллерия. Есть ракетные установки. Если мы станем на этом месте, с их стороны будет произведен залп того же Града, и наши люди там будут уничтожены»

П.: «А вы истребляете этот блокпост чем? Тоже артиллерией?» – М.: «Нету у нас артиллерии» – П.: «А как вы истребляете?» – М.: «Допустим, у нас в бригаде – мы сейчас переросли по личному составу, по структуре в бригаду, раньше были батальоном, – у нас максимальное, что есть, это 120-е минометы. Вот с помощью этих труб и работаем. И всё» – П.: «Т.е. вы забрасываете минами и всё?» – М.: «Да» – П.: «Потом приходите, убеждаетесь, что пуст блокпост?» – М.: «Конечно. Да, остаются наблюдатели, остается разведка, которые убеждаются, что там уничтожено такое-то количество живой силы, уничтожена техника. Потом только уходим»

П.: «Ну, а бывают ситуации, скажем, вот атак, может, даже рукопашных или все-таки сначала идут огневые вот эти?..»

М.: «Изменение тактики украинских войск в том и полагается, что они сейчас полностью возложили груз войны на артиллерию и на ракетные установки. Личный состав практически перестал выходить на поле боя. Раньше у них было как. Идет личный состав, сопровождаемый БТРами. Сейчас этого уже нет. Раньше нам было легче с ними бороться с тем вооружением, что у нас есть. Т.е. была война более-менее чистая, честная.

Сейчас они делают зачистку территории с помощью Градов, с помощью САУ. Абсолютно, как они говорят, точечные удары, – это точечный удар огромной площади получается. Зачищается вся территория абсолютно. Т.е. уничтожается весь блокпост. Потом после этого проходят танки. Где-то, если кто-то, что-то остался, добивают это всё танками. Только потом уже выходит на зачистку и для контроля личный состав на БТРах. Всё»

П.: «И как с этим сражаться? С этой тактикой? Это же действительно тактика неодолимая, казалось бы»

М.: «Ну, Поэтому мы и перешли немножко на другую тактику сами. Причем количество увеличилось у нас людей, но я их не выставляю сейчас в лобовую. Всё работают разведгруппы, диверсионные группы. Ушли, увидели, отработали, вернулись. Всё»

П.: «Т.е. вы на коммуникациях их работаете, да?» – М.: «Да, в основном мы сейчас работаем на доставках и склады вооружений. Потому что не будет у них складов вооружений – естественно не будет возможности бомбить города» – П.: «Это эффективно?» – М. «Я бы даже сказал, это более эффективно, чем вступать в прямое столкновение»

П. «Если не трудно, расскажи какой-нибудь из эпизодов с перехватом на коммуникациях грузов или подкреплений?»

М.: «Да вот буквально вчера мне доложили в донесении о том, что была уничтожена колонна из 10 Уралов, которые доставляли в сторону Донецка снаряды для Градов. Т.е. что может быть эффективнее? Уже даже если и есть эти установки, они будут стоять просто мертвым грузом, груда железа, всё»

П.: «А Уралы бьете РПГ или как вы их уничтожаете?» – М.: «РПГ, Шмели. Да» – П.: «Это… головная, хвостовая…» – М.: «И те же минометы. Работают: ближе, дальше, середина и так далее и так далее» – П.: «А передвигаетесь на машинах?» – М.: «В основном, на том транспорте, который пришлось реквизировать. Да. Т.е. мобилизировать в наши так называемые войсковые части» – П.: «Ну, скажем, уходить в тылы с этими минометами, это же необходимы какие-то грузовички, да?»

М.: «Ну, с минометом в тыл не уйдешь, а вот загрузившись именно носибельной… снаряжением таким, которое можно на плечо накинуть, тем же РПГ, тот же Шмель, та же Муха – вооружились люди и пошли. До определенного времени доехали, там, где еще можно, дальше пешочком. Пошли, как положено»

П.: «Ну, а наши конвои тоже сопровождаете? По трассам коридоры охраняете?» – М.: «Конечно» – П.: «А как проходит охрана коридора? Т.е. коридор же бесконечный, а сил мало. Это сканирование, что ли?» – М.: «На сегодняшний день целое подразделение находится в точке А, скажем так, откуда необходимо транспортировать в точку Б. И наоборот: сейчас мы с точки Б занимаемся эвакуацией мирных граждан – это же подразделение сопровождает эвакуированных до точки А» – «П.: «И оттуда уже берет пополнение, и так далее?» – «Да»

П.: «И эта мобильная группа – она тоже на колесах?»

М.: «Конечно. Ну, за что нас кстати, обвиняют, что мы бандиты, разбойники. Ну, извините. Если у предпринимателя, который не платил вчера налоги, государство не смогло их изъять, ну, мы тогда изымем эти налоги в качестве автомобилей. Или допустим по другим вопросам. У нас масса людей, которые занимались нечистым бизнесом. Те же шахтерские районы, где копанки. Шахты практически закрываются, но зато копанки процветают. Потому что работают нелегально. А эти копанки были, скажем так, под руководством и того же нашего президента, всеми любимого Януковича. И госпожи королевской. И так далее и так далее»

П.: «Копанки – это нелегальные шахты малой глубины, да?» – «Да. да. Там, где смертность просто зашкаливает» – П.: «А до войны сам кем был?» – М.: «по специальности не работал, хоть музыкант» – П.: «А на чем играл? « – М.: «Да как сказать, - улыбается. – Специальность у меня художественный руководитель, дирижер духовых оркестров» – п.: «Т.е. минометной батареей, ты хочешь сказать?» – М.: «Практически. Трубой, да, – смеются. – Так сложилось, да. А потом строителем работал» – П.: «Ну, просто разнорабочим или прорабом?» – М.: «Бригадиром»

П.: «Я чё спрашиваю. Потому что какие-то навыки организации есть уже? Просто их поля не берется полевой командир. Он приходит в полнее ухе готовым» – М.: «С детства мечтал стать военным. Это я ребятам тоже рассказывал. Был у нас министр обороны такой Кузьмук, При Кучме. Когда царство коррупции набирало такие обороты, что просто ужас. У меня не получилось ни поступить, ни выучиться. Зато благодаря Порошенко – без экзаменов» – улыбается – П.: «Ну да, может быть, благодаря Бородаю станешь каким-нибудь Нобелевским лауреатом или получишь какой-нибудь Гран-при» – смеются

М.: «Об этом даже мыслей нет никаких. Лауреат, не лауреат. Сейчас главная мысль это выжить самому и сделать так, чтобы выжило максимальное количество личного состава. Потому что именно эти люди, которые сейчас стоят в строю, они являются носителями народовластия. Это именно те люди, скажем так, базисом которые могут стать всего того, за что мы боремся. Почему их сейчас стараются уничтожить? Потому что именно эти люди могут продвигать эту идею. Именно эти люди могут действительно построить ту власть, которую необходимо. Поэтому я стараюсь их беречь»

П.: «А модель власти – она уже существует или она как мечта какая-то грезится?»

М.: «Как вам сказать. С построением модели власти я столкнулся впервые. Поэтому не совсем всё гладко. И, глядя на то, что сейчас в строительство так называемой власти лезут вчерашние… Те, которые не оправдали не то, что свое присутствие у власти, а наоборот – ее скомпрометировали. Я так думаю, нам будет очень трудно и после боевых действий. Если даже не труднее»

П.: «Это будет республика?»

М.: «Я так думаю, что да. Но республика обязательно в составе России» – п.: «Тогда все-таки российская модель власти будет служить идеалом?» – М.: «Посмотрим. Не буду счас загадывать» – П.: «Я думаю, что не стоит. Потому что российская модель власти тоже нуждается в реформе, в трансформации. А вот идеальная модель?»

М.: «Как раз и стоял на том, чтобы на территории Новороссии создать прецедент, создать образец той власти, которую нужно. И уже, отталкиваясь от того, что получится у нас, можно было бы допустим регулировать, можно было бы направлять, можно было что-то корректировать и у нас, и уже дальше расходиться по другим регионам. Потому что да, действительно, на сегодняшний день не только на Украине и в России, да по большому счету и во всем мире кризис власти»

П.: «Да. Кризис власти. Но, видишь, одно дело мечтать об идеале власти, сидя в кафе и моделируя эту власть, исходя из прочитанных книг, представлений, а другое дело завоевать ее в сражениях и получить разрушенную территорию, наполненную еще бог знает чем и кем. Огромным количеством подполья, не выявленного. Тогда эта модель власти откладывается на завтра. А вступает в действие мобилизационный момент. Сверхцентрализм военный. Это тоже надо понимать.

Все республики, которые мечтали быть таковыми, ну, не знаю, Советская или Кубинская, или Китайская революция, – они все мечтали о демократических формах. А сталкиваясь с чудовищным сопротивлением, они приходили к жестокому централизму И этот централизм накладывал свою печать на десятилетия, которые сопутствовали этой победе» – М.: «И рожается потом тирания, диктатура и всё остальное» – П.: «Но это вынужденное. Это не от злой воли, это вынужденно.

А как вы консолидируетесь, командиры, между собой? Есть… Это, в общем, сетевая структура на самом деле. Есть какой-то координирующий центр? Есть ли штабная работа?»

М.: «Есть конечно. Сейчас вот на данный момент у нас всё сложилось уже, скажем так, воедино. Все пазлы сложились в одну картинку, и у нас сейчас единый штаб. У нас есть, скажем так, военный совет. Есть связь между командирами. Всё как положено. Это всё наконец-то отладилось» – п.: «Вот эта сетевая организация – она распространяется и на Луганск и на Донецк?» – М.: «Сейчас да, на обе области» – П.: «Они слились?» – М.: «На военном уровне да»

П.: «Стрелков по-прежнему является доминирующей фигурой?»

М.: «Мало того, что доминирующей. На данный момент она, я считаю, должна быть единой фигурой. Как бы кому ни хотелось облить его грязью…» – П.: «Т.е. вот эта сеть она вокруг нетто складывается?» – М.: «Во всяком случае я изначально пришел к нему и стал, грубо говоря, в его строй. Потому что его идея – она соприкасается с моей идеей. И я вижу, что он действительно за идею борется»

П.: «А как бы ты эту идею сформулировал? Его – это значит свою?»

М.: «Совесть. Совесть – прежде всего у человека должна быть совесть, честь и достоинство» – П.: «И справедливость» – М.: «Да. Всё остальное – это уже многословность, многоточие и всё остальное. Главное – это чтобы совесть у человека была. И желательно чистая» – П.: «Она постоянно подвержена испытаниям, особенно на войне. Война – это же испытание совести»

М.: «Да. И уже на данный момент проявляется очень много шкурных интересов у некоторых личностей, амбиций, которые не связаны, скажем так ни с чем из того, что может помочь победе, что может помочь народовластию. Просто амбиции: мы начальники, и всё тут» – П.: «Это тоже нужно понимать. Это сопутствует людям в любых условиях. В том числе на войне»

М.: «Главное, что война это дает возможность увидеть. Война – это такая себе лакмусовая бумажечка. Проявляется на ней каждый человек: от рядового до генерала. И это хорошо. Для нашего общества это тоже полезно. Хоть война это и плохо, но она нужна. Иногда она нужна и очень необходима. Вот такие потрясения – они нужны»

П.: «Конечно. Я вот помню, когда начинался весь этот конфликт на Украине, я был на майдане, когда не было еще стрельбы, но он уже весь был такой, как пружина сжатый. Ивот такие были разговоры. Что западно-украинские люди – они такие пассионарные, страстные, пылкие. А Восток и Юго-Восток – это такие сонные люди. Такие русские люди, которые угрюмые, в них огонь потух. И не сравнить по энергетике тех и других. Но я счас смотрю, Юго-восток загорелся мощным пламенем»

М.: «В то время, когда они были на майдане там тоже, и, кстати, тоже выступали против олигархии, против чиновника продажного, в принципе идея хорошая была, – в то время, как они там плясали, мы ходили на работу. Я еще тогда тоже работал. Шахтеры, всё. Просто работали, потому что это необходимо – кому-то работать. Но, исходя и з того результата, что они наплясали, поменяли шило на мыло, грубо говоря, а то еще и хуже… Т.е. во власти-то ничего не поменялось. Абсолютно» – П.: «Нет, ухудшилось наоборот»

М.: «Да. Те же олигархи. Те же продажные депутаты и чиновники. Те же лица, которые торгуют государственностью. И людьми, которые государственные, налево, направо. Что поменялось? И вдруг они идут их защищать. Вот это меня тоже больше всего поражает. Я не перестаю удивляться нашему народу, который в принципе должен бороться сейчас против тех, кто их направляет на эту войну. Но они идут и с радостью за них погибают. Тогда в чем смысл был майдана? В чем? Зачем было этот спектакль устраивать, который привел только к ухудшению, но никак к каким-то конструктивным действиям. Я не понимаю их»

П.: «Я думаю, что это результат пропаганды тотальной» – М.: «Это да. Это присутствует и присутствует на каждом шагу»

П.: «А примерно какая это территория? Какая зона ответственности?» – М.: «Я даже могу назвать по городам. Передняя линия фронта – это Первомайск., Попасная И дальше по направлению, по флангам это Артемовск и Дебальцево. Именно та трасса, по которой они передвигаются вниз. И Веселая Тарасовка, Лутугино. Это ближе к Луганску» – П.: «Это сколько километров?» – М.: «Да в принципе немного. Грубо говоря, в среднем, это от именно той точки, где мы находимся, это около 50-40 километров»

П.: «А продовольствие откуда берете?» – М.: «С продовольствием вообще у нас проблемы большие. Вот буквально недавно, может быть, видели ролик, там, где мы ходили по магазинам, пустые прилавки я показывал продовольствия. Алкоголя хоть залейся. Как обычно у нас это. А с продовольствием проблемы. Но уже на сегодняшний день обнаружили мы в городе склады с продовольствием. Колбасы, рыба, фарши, курятина, всё, что хочешь. Почему-то оно не на прилавки попало, а именно в склад одному из предпринимателей. Обнаружили эти склады. Изъяли это всё. И на сегодняшний день это всё роздано по детским садам, по приютам и малоимущим.

П.: «Ну, а себе-то? Войска же должны питаться» – М.: «А для нас то, что нам население соберет, то, что соберут здесь – население России. Гуманитарные войска, отдельные личности. Есть допустим такие, которые говорят: Вот я вам помогу, только вы меня не светите нигде. Да ради бога. Спасибо за любую помощь. Т.е. помогают таким образом. Мы получаем караван. Караваном сложно назвать. Допустим микроавтобус, пришедший с тем или иным. Но тем не менее. Всякая помощь она дорога в таком случае»
Просмотров: 1122 | Добавил: СМЕРШ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Мониторинг
Сейсмическая активность
Солнечная активность
Фазы луны
3D Планета Земля
Солнечная система
Космическая погода
Веб камеры мира
Системы мониторинга
Ионосферная активность
Вспышки на Солнце
Мониторинг вулканов
ТОП Новостей
Загрузка...
Календарь
Архив записей
Новое на форуме

1. Давайте предсказывать будущее

(4543)

2. ИНТЕЛЛЕКТ ИЛИ РАЗУМ

(177)

3. ВСЁ.., ЧТО В МИРЕ.., ИНТЕРЕСНО..!!! часть №2

(5589)

4. Буйство стихий. Погодные аномалии. Что ждет планету Земля?

(1417)

5. ЗЕМЛЯ ПЛОСКАЯ..!!...так ли это..??

(2193)

Последние комментарии
Может дело рук НЛО..
&q...

Что, что... Без солнца и так с...

ага...куча...это точно. Больша...

Немезида у греков, это комета ...

Может испытания новых технолог...

Активность Солнца

При использовании материалов Земля - Хроники Жизни гиперссылка на сайт earth-chronicles.ru обязательна.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования