Земля. Хроники Жизни.
Главная | Страшные истории на ночь - Страница 6 - Форум | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 22.10.2018, 00:28
Приветствую Вас Гость |Личные сообщения() ·| PDA | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Форум » Самое обсуждаемое » Горячие темы » Страшные истории на ночь (Страшные и не очень, художественные и реальные рассказы)
Страшные истории на ночь
ЗиНочкаДата: Четверг, 09.04.2015, 00:18 | Сообщение # 76
Группа: Проверенные
Сообщений: 19683
Репутация: off
Alnilam, я так с книжкой могла, сейчас больше с компа читаю smile

Сущность бога способен постичь только бог
AlnilamДата: Четверг, 09.04.2015, 00:29 | Сообщение # 77
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off
ЗиНочка, и удобно тебе сидеть перед компом ? Поэтому наверное ты не засыпаешь и бодроствуешь при прочтении)) Книгу на планшете удобней читать, по крайней мере мне, развалился сделал подцветку не режущую глаза и норм smile Ещё есть куча программ читалок удобных, все форматы читает какие есть. smile
AlnilamДата: Четверг, 09.04.2015, 00:30 | Сообщение # 78
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off
Кто привык глазами читать, кто то ушами, дело привычки думаю smile
ЗиНочкаДата: Четверг, 09.04.2015, 00:34 | Сообщение # 79
Группа: Проверенные
Сообщений: 19683
Репутация: off
Alnilam, я дома всегда лежу перед ноутбуком. Целиком большую книгу, конечно, трудновато читать с монитора, а на планшет мне что-то лень загрузить книжки, валяется он у меня без дела))

Пошла спать, доброй ночи! smile


Сущность бога способен постичь только бог
AlnilamДата: Четверг, 09.04.2015, 00:42 | Сообщение # 80
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off
ЗиНочка, С ноута удобней читать чем через стац. комп но всёравно ноут большеват и не всегда удобен. А планшет зря у тебя валяется, если он нормальный то у него может быть огромная масса применений. Загружать не трудно приложения, даже через вайфай можно сделать чтобы не тыкать ЮСБ туда сюда))) На самом деле даже черес усб не трудно, опять же привычка))

ЗиНочка, добрых снов тебе sleeping
AlnilamДата: Понедельник, 20.04.2015, 16:50 | Сообщение # 81
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off
Интервью с охотником за привидениями



Вообще-то я готовил для своей газеты интервью с успешным предпринимателем. Однако мой собеседник, Владимир, вскользь упомянул о том, что в середине 90-х он подрабатывал «охотой на привидений». Разумеется, это было чистым шарлатанством, но мне стало так любопытно, что я уговорил Владимира рассказать об этом поподробней.

Предприниматель, которому было около сорока пяти лет, смущался, пытаясь вспомнить грешную молодость, но было заметно, что ему и самому хочется поболтать о своей мошеннической подработке.

— Расскажите, как вы охотились на привидений? — наконец спросил я.

— Дурью маялись, — смеясь, ответил он. — Разместили объявление в трех газетах и номер телефона указали.

— Что, так и написали: «Ловим привидений»?

— Смешнее. «Охотники за приведениями». Взяли из фильма. Ниже мелким шрифтом перечислили виды услуг, вроде очистки квартир, офисов от отрицательной энергии и прочую ерунду.

— И вам звонили?

— Ха! После перестройки газеты по швам трещали от мистических историй. Народ их с удовольствием читал, и многие тогда и вправду решили, что в их квартирах поселился полтергейст.

— А сколько вас, «охотников», было в команде?

— Двое, вроде как… — не совсем уверенно сказал Владимир. — Я и мой друг детства — Мишка. Забавный такой толстяк-неумеха. Помню, как он стол директора какого-то издательского дома перевернул, когда полез под него искать барабашку…

Я улыбнулся.

— Так вы приходили на дом к тем, кто вас вызывал, и опрыскивали углы святой водой или?..

— Нет! Всё «по науке»! Подражали героям всё того же фильма. У нас было «антипривиденческое» оборудование — всякие шипящие устройства с кучей проводов. Некоторые из них мы сделали сами. Мишка больше всех любил паять схемы…

— Ну, а клиенты? Неужели это были не только простофили? Вы упомянули директора издательского дома.

— Думаешь, среди директоров дураков нет? Полным полно! Но в основном — да, обращались, либо очень странные, либо очень мнительные люди. Бывало, что и просто одинокие. Вот однажды нас с Мишкой вызвонила пожилая художница, утверждая, что портрет её матери, написанный ей самой, следит за ней глазами. Когда мы пришли, то про этот портрет художница сказала два слова. В остальное время показывала нам другие картины и поила чаем. Заплатила щедро и поблагодарила за компанию. Но стоит сказать, что несколько раз мы сталкивались с настоящим полтергейстом… или как его назвать? Короче, с чем-то необъяснимым. Правда, тут мы ничем не могли помочь.

— Что? Серьёзно? Видели, как вещи по дому летают? — дразнил я Владимира наигранным скептицизмом.

— Поверь мне, да. Сам никогда в эту чушь не верил, но когда своими глазами видишь… Короче, было дело.

— А подробнее? Расскажите самый интересный случай!

— Ну-у-у, — протянул Владимир. — Самый интересный случай я лучше приберегу на потом. А вот впервые у меня волосы на голове зашевелились, когда мы побывали в гостях у одного мужичка. Он утверждал, что в его квартире телевизор и радиоприёмник живут своей жизнью. На телевизоре сами собой переключались каналы, делался громче и тише звук, а иногда экран мелькал разными цветами, совсем не похожими на обычные помехи. Радио и вовсе являло странные голоса, особенно мужичка напугал грубый мужской бас, который запретил ему крутить ручку настройки волны. Причем дядька был адекватный, впечатление психа не производил, но нам доверял, как специалистам.

— Радио и с вами заговорило? — спросил я.

— Нет. Необычные помехи на экране телевизора были, но помехи и есть помехи. Меня напугало другое… У меня была такая штука, что-то вроде рации, только она предназначалась для передачи азбуки Морзе. Я её всю перемотал изолентой и выдавал за индикатор аномальных явлений. Если нажать на круглую красную кнопку, раздавался пищащий звук, если на прямоугольную сбоку — отрывистый шипящий. На некоторых людей это производило впечатление. Так вот, в квартире того дядьки мой «индикатор» сошел с ума. Когда я направил антенну на экран мерцающего телевизора и нажал на круглую кнопку, из динамика послышался не привычный писклявый звук, а вырвался ураган писка! Сначала прибор просто запищал, только в несколько раз громче, но с каждой секундой звук нарастал и превратился в такой рёв, что стало больно ушам. Даже Мишка с мужиком схватились за головы. А самое главное, кнопку-то я отпустил, но прибор орал, как турбина самолёта. Серьёзно тебе говорю! Такой маленький динамик никак не мог издать такой оглушительный звук… Я потом раскрутил, любопытства ради, там стоял динамик с пятирублёвую монету… Короче, «индикатор» орал, пока я не вытряхнул из него батарейку.

— Занятно.

— Было и лучше. Правда это видел только я. Нас пригласили к себе домой немолодые супруги… Ну как немолодые? Тогда они мне такими стариками казались, а сейчас мне и самому без пяти пятьдесят. В их двухкомнатной квартире творилось как раз то, что принято называть полтергейстом. Качалась, а иногда и крутилась вешалка в прихожей со скоростью центрифуги, билась посуда посреди ночи, открывались и закрывались двери… Это всё из рассказов, но они оба — жена и муж - убеждали нас в этом. Не могли же они спятить на пару? И не стали бы супруги платить деньги для того, чтобы разыграть молодежь? Так вот, показывали нам квартиру, я остался в одной из комнат, а Мишку повели куда-то ещё. Чтобы не терять времени даром, я вытряхнул свои безделушки на пол и начал распутывать провода. Сижу, ковыряюсь и вдруг слышу — что-то ерзает прямо передо мной, будто кто-то скребет палкой по полу. Сначала я не обращал внимания, но вспомнив, что в комнате один, поднял глаза и увидел деревянный стул. Он перемещался чуть влево и чуть вправо, сам по себе, будто скрепка под воздействием магнита. Я выпрямился, думаю: «Ну его нафиг!» - и двинулся к выходу, но тут стул резко сорвался с места и поехал по полу за мной. Вот я перепугался! Выбежал с выпученными глазами.

— Вот это да! — не выдержал я. Меня не столько сама история удивила, сколько то, что умный, образованный мужчина при галстуке сидит и травит байки. — А дальше что было?

— Да ничего. «Просканировали» всю квартиру своими приборами и ушли восвояси. Это, естественно, людям не помогло, — подмигнул мне Владимир.

— Ну а что там с этим… самым интересным? — не терпелось мне.

Владимир выдержал паузу, будто собираясь с мыслями. Я дал ему время. Мы сходили покурить. Вернувшись, снова уселись напротив друг друга, и он продолжил, но уже без улыбки:

— Этот случай вряд ли можно назвать затейливым. Лично меня он несколько печалит... Обычно нашу подработку мы находили веселым занятием, но не в этот день. Погода стояла пасмурная. Поздняя осень была. Всё уныло, грязно. Я сидел за рулем. Мишка, как и всегда, расположился на задних сидениях. Как правило, в дороге он всегда шутил и смеялся, но тогда он спал на ходу. Приехали мы по записанному адресу, ориентируясь по указателям. Я припарковал машину во дворе старого четырехэтажного дома. Там жила молодая женщина, которая нас и вызвала. По телефону она разговаривала так плаксиво и отчаянно, что мне сразу подумалось, что у неё с головой не всё в порядке. Наш клиент, что сказать…

Растолкал спящего Мишку, выгрузили мы из багажника сумки с «оборудованием» и потащились на четвертый этаж.

Дверь нам открыл пожилой человек интеллигентного вида, который сразу же сказал, что мы приехали зря. Мы оторопели и не решались входить, потому что старик-профессор — это я окрестил его «профессором» — нас не приглашал.

«Не надо, ребята. Идите. Давайте я вам заплачу за ложный вызов, и идите себе», — говорит. Причем так мягко и тактично, что мне стало неудобно.
Я на Мишку оглянулся. Тот пожал плечами. Пусть мы были своего рода мошенниками, но я был слишком совестливым человеком, чтобы навязываться, когда нас не хотят.
Но вдруг вмешалась та самая женщина со словами: «Пап, пожалуйста, дай мне с ними поговорить!». И оттащила «профессора» в сторону.
Вид у женщины был довольно жалкий — волосы растрепанные, опухшие заплаканные глаза.

«Понимаете, мой сын пропал! Был со мной рядом и исчез! Я вам уже говорила по телефону… Вот там, в кладовке», — она всё указывала дрожащим пальцем на фанерную дверь.

«Ребята, послушайте, нет у неё сына и не было никогда!» — воскликнул «профессор», после чего я окончательно убедился, что мы связались с шизофреничкой.

«Вы уж посмотрите. Пожалуйста. Умоляю! Я уже не знаю, что мне делать! Кого просить!» - женщина заплакала, а старик ушел в комнату, мол, ладно, делайте что хотите.

По словам женщины, в эту квартиру они переехали недавно — она и её шестилетний сын Виталька, который якобы пропал.

Спустя несколько дней после переезда «мать» и её сын наводили порядок в кладовке. Старые хозяева скопили много хлама.
И вдруг мигнула лампочка под потолком, после чего её сына не стало. Хозяйка была уверена, что Виталька стоял рядом, копошился в барахле, а потом всего пара секунд без света, и он просто исчез!

Мишка начал задавать какие-то дурацкие вопросы, будто не слышал замечание «профессора» насчет того, что не было никакого мальчика.
Когда хозяйка в десятый раз повторила про то, как исчез её сын, я попросил разрешения осмотреть ту самую кладовку. Думал, посмотрим, скажем какую-нибудь чепуху и уберемся отсюда к черту. Не люблю женских слез.

Женщина угомонилась, щелкнула выключателем, который был снаружи, и распахнула перед нами фанерную дверь. Сама она туда даже смотреть боялась, однако кладовка была всего лишь кладовкой: площадь — четыре квадрата, на полу картонные коробки, несколько рулонов обоев и ящик с инструментами.

Я попросил оставить нас ненадолго. Женщина послушно ушла, и мы для вида забурились в тесную комнатушку.

Лампочка действительно была плохая, светила то ярко, то тускло, при этом трещала. Туда бы электрика, а не нас... Я стоял и думал, что сказать людям, когда мы выйдем, а Мишка с любопытством озирался, будто и вправду искал уголок, куда мог бы спрятаться ребенок. Честно, я бы заржал над его тупой физиономией, но боялся, что хозяева услышат.

Так вот, только я засобирался скомандовать «на выход», лампочка особо шумно затрещала и погасла. Мы оказались в полной темноте.
Тут на меня наплыл такой ужас, что я вскрикнул, как девчонка. Не знаю, что на тогда меня нашло, но я чуть не обмочился от страха. Рванулся к двери, но врезался в пузо Мишки. Он схватил меня за плечи и всё повторял: «Ты чего? Ты чего?»

Свет снова загорелся. Передо мной стоял мой друг, бледный, как простыня, лупал глазами. Ничего не произошло. Мне даже стало неловко, но по-прежнему хотелось поскорее покинуть кладовку и больше никогда туда не заходить.

Владимир замолчал.

— На этом и кончилось? — спросил я, будучи слегка разочарованным. Ожидал большего...

— Ну да, — кивнул мой собеседник.

— А с той женщиной что?

— Ничего. Ушли. Денег, естественно, не взяли.

— Так, значит, просто ненормальная была? Жаль её, — сказал я. Но больше мне было жаль, что история, которую мужчина приберег на потом, оказалась настолько сухой, и я признался: — Про стул мне больше понравилось.

— Ну вот, знаешь ли, после того как мы побывали в кладовке, я стал сомневаться в том, что женщина просто была больна.

— Серьезно? Так вы в темноте увидели ребенка?

— Нет, ничего я там не видел. Просто, понимаешь, до сих пор, когда вспоминаю, не могу отделаться от смутного ощущения… В тот день мы с Мишкой сели в машину. Мой друг сел рядом со мной, а не на заднее сидение, как обычно. Мне это было как-то в новинку, но при этом я задумался: почему до этого он всегда предпочитал сидеть позади? С тех пор в машине он всегда сидел рядом. А мне до сих пор думается, что на его месте должен сидеть кто-то другой. Да и сам Мишка чувствовал, будто что-то не так…

— Что вы хотите этим сказать? — не понял я.

— Даже не знаю, как объяснить это, чтобы было понятно… Мне кажется, что до этого дня на переднем сидении и вправду кто-то сидел, а Мишка садился сзади, потому что оба передних сидения были заняты — мной и ещё кем-то.

— Кем?

— Похоже, раньше нас было трое. Всегда! Был кто-то третий, которого мы с Михаилом не можем вспомнить до сих пор… Я не могу точно сказать, так ли это или не так, но есть ощущение, что был ещё человек… Ещё один друг из нашей команды «охотников». Быть может, он исчез, как сынишка той дамы, когда моргнула лампа в кладовке. Понимаешь? Совсем исчез, даже из памяти. Но был! Кстати, однажды, уже после того случая, когда мы ехали по делам, я будто по старой привычке назвал Мишку - Андрюхой. Хотя никакого Андрюху не знал. А Мишка выкатил глаза, когда я его так назвал. Тоже вспомнил что-то…

Ещё как-то я спросил Мишку, кто вообще из нас выдумал эту затею с «охотниками за привидениями», он задумался и ответил: «Ты!» Да, ему бы точно не пришла в голову такая идея, но и я не помню, когда выдумал эту дурь. Кажется, будто был с нами парень, может быть, это его звали Андрюхой. Он-то и придумал «ловить привидений», и ездил он с нами по каждому звонку. Был с нами в гостях у одинокой художницы, ходил к мужику, у которого был телевизор с помехами, ему первому я рассказал про то, что видел, как за мной поехал стул. Но я этого парня не помню, потому что его вроде как никогда и не существовало. Он зашел с нами в кладовку и исчез. Как тут ещё объяснить?

Владимир рассказывал всё это так эмоционально, что я неосторожно проникся и тоже приуныл.

— А почему тогда та женщина своего сына хорошо помнила? — ляпнул я.

— Ну может, на то она и мать? — задумчиво предположил Владимир.

Автор: Влад Райбер
AlnilamДата: Четверг, 23.04.2015, 18:50 | Сообщение # 82
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off


Загадка тела


Хотите верьте, хотите нет, но я считаю, что самая большая загадка во Вселенной — это человек. Как он сам, так и его тело может выкидывать такие фортеля, что диву дается, по-моему, не только Бог, но и чёрт!

Привезли к нам на «разделочную доску» парня. Молодой еще, 17 лет. Ну что тут сказать, среди молодежи именно таких придурков к нам больше всего и попадает. Сначала даже не думали его трогать, но родственники настояли, чтобы мы привели его в «божеский вид». Мол, хоронить хотят в открытом гробу, и денег дали.

А нам-то что? Мы, работая в морге столько времени, и не такое делали. Пришить отсутствующие у жмура руки-ноги и переодеть? Да не вопрос! Спирту хряпнули — и за работу. Собрать по кускам голову упавшего в карьер работника и сделать чинное лицо? Да не вопрос! Покурили, подумали как — и за работу.

Вот все почему-то думают, что работа в морге — это кладезь ужаса, мистики и ходячих мертвецов, которые вскакивают со стола, как только ты проходишь мимо. Нет, ну в ночные смены тут, конечно, никто не задерживается, и всякое рассказывают. Но днем это на самом деле не только рутина, но и очень прибыльная профессия. А по ночам пусть студенты да алкаши работают. Все равно им делать больше нечего, как спать в «живом уголке», да спьяну «белочку» ловить. Вот они и видят по ночам «мистику».

А днем тут всегда спокойно... ну и денежно. Каждое движение инструмента стоит для родственников денег. Переодеть —одна цена. Руки и голову положить, пока не окоченело тело — другая. Ну и «косметический ремонт», тоже не за бесплатно.

Вот так и с этим парнишкой.

Вроде бы по закону жанра в закрытом гробу прощаться надо, так нет. Карман у бати денег не тянет, и он даже торговаться не начал. Хотя с нашей спецификой услуг никто никогда еще с нами не торговался.

А смерть-то у паренька глупая. Хотя таких придурков особо и не жалко, как бы цинично это не прозвучало. Но, работая в морге, ты или станешь циником, или пойдешь в «Макдональдс» туалеты мыть.

В общем, напился он с друзьями в кизяк и давай на качелях свою удаль молодецкую показывать. Раскачался и с криком: «Посмотрите, как я умею!» —прыгнул «щучкой» с самой высокой точки с качели головой вниз на бетон.

Вроде бы сотрясением и внутричерепной гематомой пахнет — так кусок щебня неудачно подвернулся. Итог — премия Дарвина, и труп у нас на столе.

Конечно, очень некрасиво торчит камень прямо во лбу, где у индусов тилака (точка такая). Крупный такой камень, размером с яблоко, грани острые, еще и вкрапление каких-то блестящих минералов. Я не разбираюсь в этом.

Но работа есть работа, тем более что за нее заплачено.

Извлечь каменюку, натянуть кожу и аккуратно зашить в волосах (чтобы шов не было видно) —работа не из простых. Я бы даже сказал — ювелирная, достойная лучшего скальпеля пластического хирурга. Но наш пациент никуда не торопится, и у нас есть время делать работу мирно и не спеша. Тем более что мотивацию мы уже поделили между собой и положили в кошельки.

Итак, начали. Нас двое. Я и санитар, мой давний друг. Мы тут старожилы, даже главврачей штук пять видели. Одного даже у нас на столе резали. А вот не надо паленку пить, когда спирт есть.

Но перейду к самому рассказу.

Камень вынули легко — благо, недалеко ушел и обломки костей черепа его не зафиксировали. На самом деле это удача. Обычно кости берут в «кольцо» инородный предмет и держат как клещами.

Но вот когда мы вынули камень, на нас тут же брызнуло содержимое головы. Внутричерепное давление было сильным.

Думаете, мозг?

Нет! Прозрачная жидкость!

Как потом показала экспертиза —обычная лимфа. Сукровица, по-вашему. Это когда волдырь на ожоге лопнет, то она самая течет. Скопище лимфоцитов нашего тела для ускорения заживления ран.

Вот так вот.

После отделения верхней части черепной коробки мы удивились еще больше — следов мозга не обнаружено.

Просто большой объемный пузырь лимфы вместо него, с тонкой сетью кровеносных сосудов в том месте, где обычно бывает мозжечок.

Мы тут же созвали консилиум из головного корпуса. Там у нас хирургия. Хирурги и провели анализ остатков жидкости, они и фиксировали дальнейшее препарирование на камеру, они забрали на изучение образцы тканей каждого органа, они и уговорили перенести дату захоронения тела парня на пару дней (хотя просили родственников вообще отдать труп для изучения).

Как стало ясно, парень ничем не отличался от 99,999% среднестатистической молодежи средней полосы России. Пил, курил, гулял, девочку под ручку водил, учился так себе, все прививки сделаны, страдал открытой формой пофигизма, в сезон ОРВИ, раз в пару лет грипп, хотел в институт, потому что не хотел в армию.

Как он жил с пузырем жидкости вместо мозга — загадка.

Но еще больше загадка — КАК ОН БЫЛ ТАКИМ, КАК И МЫ? Частью сложного социума, где нужно не только общаться, но и стоить сложные отношения с окружающими?

Вот такие загадки иногда нам приносит человеческое тело!

Этот случай мне запомнился особо хорошо, поскольку так и не был разгадан этот феномен.

Ну что сказать? Деньги пришлось вернуть, поскольку все равно гроб был закрытым. Да и не хотелось, чтобы в этой суете кто-то узнал про наши подработки, а то еще делиться с нахлебниками придется.

Почему гроб закрытый? Потому что тело парня увезли в неизвестном направлении, а родственникам отдали неизвестную бабку, помершую прямо на улице.

Еще мне запомнилось тело одной маленькой девочки, которое к нам приехало в состоянии «лего-го», и мы сшивали куски воедино. Она была — как установило следствие —одна дома. Но подверглась нападению неустановленного животного, которое ее и разорвало. Я видел эти следы когтей и зубов. Нет, я не знаю ни одного животного, которое может оставлять такие следы и проникать в закрытые помещения в многоэтажном доме, а потом бесследно исчезать!

Еще запомнилась тетка, которая умерла от рака легких. Когда ее вскрывали, из брюха как из брандспойта на нас вырвался поток гноя, и тут тетка вскочила и начала орать, пока не рухнула. Нет, не подумайте, такое бывает. Мы иногда по ошибке врачей реально убиваем еще живых людей — это не считается чем-то необычным. Но вот чем она орала, если мы до этого у нее трахею вырезали, и у нее не было легких — это вопрос.

А чего стоит бомжиха, которую заживо поедали синеватые длинные черви, которых никто никогда еще не видел? Мы их у нее даже в мозге нашли!

Но это, как говорится, уже другая история.

Так что человеческое тело нам преподносит иногда много сюрпризов.

Автор: Minogavvv
AlnilamДата: Четверг, 23.04.2015, 19:11 | Сообщение # 83
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off




Моя работа


ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------

«Вы когда-нибудь задумывались, что происходит под землей в больших городах? Поднимись на 20-30 метров вверх — и там будет кипеть жизнь, день будет сменять ночь, а сотни людей будут ходить по своим делам. Но там, внизу, там всегда ночь, населенная одними лишь механизмами и крысами. Или нет?»

Именно так я начал бы писать книгу, если бы эта идея не покинула меня еще давным-давно, когда я устроился на эту работу «временно». Десять лет спустя надежды ее сменить уже нет, и я каждый раз думаю, что привык к ней, и каждый раз понимаю, что привыкнуть к ней нельзя.

Работаю я в НИИ, находящемся прямо за МКАДом, учреждение у нас режимное. С улицы (а вернее с пустыря, где оно находится) НИИ выглядит как небольшое пятиэтажное здание, сильно напоминающее школу. Постройка еще советская, и потому я не удивился бы, если бы это и правда был проект типовой школы для отвода глаз и экономии рабочей силы. Однако верхние 5 этажей —это вершина айсберга. На самом деле есть еще два нижних, которые гораздо больше здания наверху, и именно там стоит все оборудование и находятся лаборатории. Сверху же работают только три этажа, а два верхних почти не используются, и потому заставлены списанным хламом.

Я не думаю, что после всего, что я сейчас расскажу, будет разумно упоминать что-то о деятельности самого НИИ, так как записывая и выкладывая в сеть все это, я уже подставляю себя, так что никаких подробностей о лабораториях снизу не будет. Однако я работаю еще ниже. Дело в том, что ниже двух подземных этажей есть подвал с коммуникациями, которые тянутся далеко в Москву и даже соединяются с метро. И моя работа — следить за ними.

Когда я откликнулся на вакансию, я даже удивился. Требовался человек с высшим образованием на роль электрика, сантехника и сторожа в одном лице, а платили весьма солидную сумму и даже готовы были взять человека без опыта. Конечно, я согласился, я прямо видел жизнь, полную халявы ближайшие N лет, но, впервые спустившись в подвалы, я понял, где был подвох. Проложенные еще в советское время коммуникации не имели никаких источников освещения, а в день обхода, случавшийся раз в месяц, предстояло пройти до места соединения с метро и вернуться назад. Идти приходилось без малого весь день, а напарник мне был не положен. Также категорически запрещалось распечатывать выходы в метро и прочие городские коммуникации, а это, фактически, значило, что выйти и войти я должен в одном и том же месте.

Снаряжение мне было положено самое простое — одна каска с фонарем, один ручной фонарь, небольшой рюкзак для инструментов, рация и шокер. Последний был предназначен на случай, если в тоннеле мне будет угрожать опасность. Инструкция велела при обнаружении любых посторонних лиц в тоннелях немедленно выключить фонарь на каске, сообщить о нарушителях по рации и пойти назад. Другими словами, если в тоннели как-то попадут диггеры, бомжи, шпана и т.д. — не моя работа их оттуда выкуривать, что уже радовало. Мне же инструкция велела осматривать коммуникации в виде огромных проводов, непонятно для чего нужных, и о любой поломке сообщать по рации, после чего приступать к ремонту или же вызвать бригаду. Однако вызов бригады, как я позднее выяснил, сильно не одобрялся начальством. С трубами было все то же самое, однако в этом случае вызов бригады был необходимостью. Также в инструкции были странные вещи, которые сразу привлекли мое внимание, однако на любые вопросы о них мне грозили выговором, ибо сам НИИ, как и все, что в нем находится, является, напомню, секретным объектом.

Одна из странных инструкций велела никогда не закрывать ворота в слепые ходы ближе к метро. Еще одна гласила, что в случае появления, цитирую — «сильных, перекрывающих сигнал помех в устройствах радиосвязи», надо было прекратить обход и вернуться назад, а если при этом было пройдено больше половины пути —оставаться на месте и ждать помощи. Подобного было много, но эти две инструкции показались мне странными с самого начала. Дальше я опишу несколько своих походов, которые заставили меня неоднократно пытаться сменить работу, сомневаясь при этом в своем психическом здоровье.

* * *

ПОХОД 1

Первый раз я запомнил особенно хорошо. Меня коротко ознакомили с местом работы. Лестница спускалась в небольшую, сильно обшарпанную и пыльную комнату. В этой комнате одиноко стоял стул, а слева была заделанная кирпичом лифтовая шахта. Это было странно, так как лифта не было. В правом конце комнаты был небольшой, узкий коридорчик, выводивший на огромный канал, по которому были проложены трубы. Трубы были огромных размеров, и проложены они были ниже входа в канал, а поверх труб шла металлическая дорожка (переходной мостик, как те, что находятся под крышей в торговых центрах). Трубы шли по каналу еще метров на 50, после чего упирались в бункер с тяжелой железной дверью, над которой всегда горел строительный фонарь. Он был единственным источником света в канале. Слева от бункера была еще одна тяжелая железная дверь, за которой находилось мое рабочее место.

Выглядело оно как обычная каморка охранника — мониторы, на которые выводились данные с датчиков давления и напряжения в тоннеле, а так же парочка камер, стоявших на ключевых местах, кровать, парочка средних железных ящиков и один большой. За исключением огромной железной двери, затхлого запаха и отсутствия окон — это было достаточно уютное место. Прямо напротив каморки, или по правую сторону от бункера, находился вход в тоннели — двери на нем не было, и в него уходила та самая металлическая дорожка, отделяющаяся от основной. Еще, прямо напротив входа в этот канал, была огромных размеров дверь всё в те же тоннели, но она не открывалась. Её размеры были вполне достаточны, чтобы протащить через нее танк, и зачем такой огромный ход нужен был, я так и не понял.

Еще я познакомился с оператором, который сидел на КПП и который дежурил на линии связи с моей рацией. Это был не очень старый, но уже поседевший мужчина с забавными седыми усами. Мы перебросились парой слов, и во время разговора он как-то печально на меня смотрел. Это меня насторожило. Следующие два дня я провел в каморке, следя сквозь пальцы за показаниями приборов, но на третий день один из экранов начал сходить с ума. Так и начался мой первый поход.

Экран показывал, что на одной из линий появилась необычно высокая нагрузка, и я тут же включил рацию:

— КПП, как слышно, прием?

— Слышно хорошо, прием.

— У меня тут на линии ХХХХ нагрузка в 120 ампер, прием.

— Нагрузка короткого замыкания на линии ХХХХ 350 ампер, прием.

— Не понял вас, все в порядке, прием?

— Слушай, Сережа, — вдруг нарушил формальный стиль общения Вадим Ильич, дежурный КПП, с которым мы виделись ранее. — Тебе сейчас надо будет туда пойти и проверить, что стряслось. Вот только тебе мой совет: подожди, пока нагрузка пропадет, тогда и иди, прием.

— Вас понял, КПП, — закончил я разговор.

Нагрузка пропала через час, и я впервые был готов пройтись вглубь тоннеля. Надо сказать, что я был в приподнятом настроении, по двум причинам — мне стало очень скучно сидеть третий день без дела, и я наконец-то готов был попасть на свою основную работу. Я надел за спину рюкзак и водрузил на себя каску, щелкнув выключателем фонаря. Выходя из каморки и закрывая за собой дверь, я доложил об этом на КПП. Дежурный подтвердил мой уход, и я подошел к тоннелю. Именно подошел —фонарь просветил в темноту, но видно стало только стены —впереди была плотная чернота. Впервые я стоял там один, без людей, вне каморки.

Где-то далеко что-то жужжало, но в ушах все равно пищало от тишины. Было достаточно тихо, чтобы я слышал свое дыхание, а чернота тоннеля казалась мне уже не такой интересной. Что-то во мне на секунду громко завизжало и начало заполнять мозг мыслями о том, что неплохо было бы сейчас послать все нахуй и отказаться от работы. Одновременно с этим поворачиваться спиной к тоннелю мне хотелось еще меньше, чем идти в него. В конце концов я справился с собой и решил продолжить путь. Через пару сотен метров железный мостик кончился, и я уже шел по пыли, дыша ужасно воняющим сыростью и пылью воздухом. Пришлось прикрыть лицо рукавом, чтобы не кашлять каждые пару метров, но спустя пару минут организм привык к издевательствам и перестал так остро реагировать. Короче, дошел я до места сбоя — а там совсем все плохо.

Несколько проводов пожеваны. Следы от зубов — как от человеческих, но гораздо больше. Причем в хлам сгрызена только изоляция, а жилы не тронуты. Сообщил обо всем по рации, попросил обесточить линию, на что услышал ответ, что надо ждать. Я снял рюкзак, сел на него и закурил. Отрубили минут через десять, я замотал проводку в пару слоев и, пока это делал, заметил у стены комок странной слизи, больше похожей на какой-то странный гриб. Закончив заматывать проводку, я немного потрогал его ногой и вдруг метрах в трёхстах от себя услышал грузный хлопок, будто на землю упал старый мешок. Что-то подсказало мне, что надо бежать, и быстро, что я и сделал, бросив рюкзак со всем добром там. Выдохся я еще в тоннеле, еле дошел до каморки, где и понял, что рюкзак потерян. Доложил на КПП. На следующий день начальство сильно журило, грозилось выговором, но после объяснительной отстало очень быстро. А когда я вспомнил о том, что мне Ильич про нагрузку сказал — начало всего трясти. Что бы я там увидел, если сразу пошел?

* * *

ВЕЧЕР В КАМОРКЕ

Следующие три похода были простые, ничего особого в них не случалось. Я даже начал забывать первый поход, а уже трижды полученная зарплата в этом нехило помогала. И вот опять, как и в большинство рабочих часов, я сидел в каморке, поглядывал на мониторы и проходил древние стрелялки. Выход в интернет из здания НИИ запрещен, мобильные тоже под запретом, а потому, чтобы не было скучно сидеть, накачал нетленки под стать местному компу. Тут еще надо сказать, что по инструкции, опять же, дверь в каморку следует закрывать всегда — не важно, внутри я или снаружи. И Ильич не раз намекал, что следовать инструкции очень даже стоит.

И вот сижу я, добиваю последних вражеских монстров и вдруг замечаю, что что-то не совсем вяжется. Поставил игру на паузу —и правда, один из звуков остался. Стал прислушиваться — звук шел будто из-за стены, такое негромкое постукивание. Источник при этом в стене постоянно перемещался, будто ползал внутри. Не знаю, что за бес меня тогда попутал, но я взял и постучал в стенку в ответ, и вот тут начался пиздец. Стук внезапно начал нарастать, и одновременно двигаться по стенке в сторону двери — по одному удару за раз. Последние несколько ударов были такой силы, что с потолка посыпалась крошка, а лампочки в потолке замигали. Я же, очень сильно испугавшись всего этого, схватил со стола шокер и забился в угол, но после последнего удара все резко стихло.

Пару секунд я еще сидел в обнимку с шокером, с диким сердцебиением, потихоньку приходил в себя, но только я решился встать, как услышал шаги. Вернее, не столько услышал, сколько почувствовал —пол слабо вибрировал, будто что-то тяжелое шло по трубам, и, судя по звукам, остановилось оно примерно рядом с дверью. Надо было срочно сообщить на КПП, но я боялся даже пошевелиться, не то что говорить. И вдруг в дверь начали скрестись. Скреблись где-то очень низко, но звук был такой, будто целая куча когтей скреблась одновременно, потом звук на секунду прекратился, и в дверь что-то очень сильно врезалось. Удар был настолько мощный, что одна из лампочек в каморке погасла, а с потолка отвалился целый кусок штукатурки. Тут уже паника взяла свое, я схватил рацию и начал нести в нее совсем уж несвязную хрень, умоляя объяснить, что происходит. Тем временем дверь шарахнуло еще пару раз, и после этого наступила тишина.

Еще минут через десять дверь открыли с другой стороны, и ко мне зашел весьма охуевший наряд и строгий, хмурый Ильич, который из всех единственный сохранял спокойствие.

При осмотре двери у ее нижней части нашли целую горку дохлых крыс, которые, судя по в кровь стертым лапам и паре застрявших в камне рядом с дверью когтей, очень сильно хотели попасть внутрь, а еще на двери была небольшая вмятина, но так как дверь была из цельного толстого железа — то, что оставило эту вмятину должно было быть просто огромным. Больше ничего не нашли, а я после этого случая решил параллельно с этой работой искать новую — очень уж не хотелось идти назад в тоннели после такого случая. Ильич молчал, как покойник, и сколько я ни пытался из него что-то выудить —ничего не говорил, кроме того, что на камерах ничего не было, а значит, скорее всего, был обвал. Какой к черту обвал в искусственном канале, да еще и вертикально бьющий в дверь, да без обломков — я понятия не имею, но во всех документах так и написали. После этого я решил изучить записи со всех камер, но, как назло, — на камерах не было ровным счетом ничего. Стоит ли говорить, что работы лучше я все еще не нашел.

* * *

ПОХОД 4

Четвертый поход был по расписанию, и я пошел в тоннель, на этот раз крепче держась за шокер. Еще во второй свой поход я купил себе строительный респиратор, чтобы было проще дышать во всей этой пыли, и потому спокойно шел вперед, не останавливаясь каждую сотню метров, чтобы отдышаться и откашляться. Я подошел очень близко к соединению с метро, когда мой взгляд привлек один из слепых ходов. Из него дул легкий ветерок, пробирающий, однако, до костей. Это явно было не нормально, и я сообщил об этом на КПП. Лучше бы я этого не делал, потому как оттуда тут же распорядились, чтобы я пошел и проверил, не открыты ли выходы.

Пришлось идти. Чем дальше я шел, тем сильнее был ветер и тем холоднее становилось. Когда у меня уже откровенно начали дрожать руки, я стал слышать в завываниях ветра что-то вроде шепота, и чем дальше, тем меньше я слышал ветер, и тем громче становился шепот. Голосов было много, и они все что-то шептали очень навязчиво, но мне было настолько холодно, что я об этом не очень много думал. Ближе к концу проход поворачивал за угол, и я заметил, что около этого поворота весь проход изрисован странными палочками. Я мог бы соврать, что это были странные руны или символы, но я явно видел просто кучу палочек, нарисованных чем попало — мелом, грязью, чем-то темно коричневым или просто нацарапанных на стенах и изоляции проводов.

Когда я уже совсем подошел к повороту — мой фонарь на каске резко погас, и одновременно с этим я почувствовал на себе взгляд. К этому моменту я уже насквозь продрог и полез негнущимися пальцами за фонарем на пояс. Включив его, направил прямо перед собой. В свете фонаря я увидел нечто. Я не знаю, как это описать —маленькие, черные отверстия вместо глаз, похожие скорее на ноздри, круглая голова без рта, без каких-либо черт — только складки кожи. Оно смотрело на меня, не отрывая взгляда, и я чувствовал огромную слабость во всем теле, становилось все холоднее, и хотелось просто лечь и уснуть.

Мозг уже нарисовал картинку, как я ложусь на пол тоннеля, поджав ноги и пытаясь согреться, проваливаюсь в сон, и это существо подходит ко мне спящему и начинает меня пожирать. От этой мысли веяло одновременно и ужасом, и почти что домашним уютом. Возможно, всё бы так и кончилось, но меня спасло то, что рация внезапно кликнула, и послышался голос Ильича:

— Пост, куда пропали? Вы нашли источник ветра?

Фонарь заморгал, и в один момент существо оказалось прямо перед моим лицом, а потом пропало. Оба фонаря зажглись, как ни в чем не бывало, ветер внезапно пропал. Я потушил ручной фонарь, заткнул его за пояс и, все еще пялясь в пустоту, достал рацию.

Мой голос звучал так, будто он принадлежал совсем другому человеку:

— КПП, ветер прекратился. Источник я не нашел.

После этого я оперся на стену тоннеля и закурил, чтобы согреться. Меня трясло, а в голове снова и снова прокручивалась сцена, где я засыпаю. Докурив сигарету, я решил дойти до поворота, чтобы удостовериться, что опасность миновала, и я могу спокойно повернуть назад. Фонарь выхватил тупик, уже полностью измалеванный черточками, а в середине был круг, нарисованный мелом, в котором лежал в позе эмбриона высушенный человеческий труп, от которого даже не пахло мертвечиной. Меня вновь затрясло и затошнило — вот, что могло бы случится со мной, если бы не рация! Я чуть не умер! На этот раз это не был ни стук в дверь, ни странные звуки, нет. Это была реальная опасность для жизни. Я не мог прийти в себя.

Совсем обессилев, я отошел от угла, чтобы не видеть это тело, и вновь достал рацию.

— КПП, тут труп. Вызывайте полицию, прием.

— Вызовем. Сережа, ты, главное, возвращайся побыстрее.

Второй раз Ильич назвал меня по имени. Назад я возвращался как во сне, всюду в тенях мерещилась та тварь, я упорно пытался не оглядываться. Я дошел до каморки, резко закрыл дверь и без сил упал на кровать.

Разбудил меня Ильич. Полиции не было, зато были люди в военной форме. Их было необычно много.

— Это ведь Юра был. До тебя тут работал. Я как от тебя про труп услышал — сразу понял, Юра нашелся, — промямлил Ильич, смотря в пол.

Мне хотелось его обматерить. И его, и наше общее начальство.

— Вадим Ильич, я увольняюсь.

— Нет, Сережка, не увольняешься, —Ильич посмотрел на меня грустными глазами. — Не найдешь ты другой работы теперь, хоть расшибись.

Я даже не стал сомневаться в его словах. Просто встал и ушел домой, спать. На следующий день меня вызвали к начальству и выписали солидную премию, а еще дали неделю отгулов, чтобы оправиться от шока. Стоит ли говорить, что всю неделю я пропивал эту премию в клубе. Но на работу я вернулся совсем не отдохнувшим — теперь почти каждую ночь мне снился сон про то, как я засыпаю в том тоннеле.

* * *

ПОХОД 7

В тот день я еще с утра почувствовал, что день будет плохим. Идти на работу совсем не хотелось, хотя день обхода еще не настал. Мои опасения подтвердились, когда я пришел. На мониторе высвечивалось предупреждение о сильном падении давления в трубах, находящихся в дальнем конце тоннеля, рядом с метро. Я связался с КПП, мне сказали идти туда. Я, как обычно, собрался и окунулся в темноту тоннелей снова.

Где-то на полпути до конца тоннеля я стал слышать шорохи над собой, и это заставило меня ускорить шаг, но шорохи не отставали. Шуршало так, будто кто-то пропихивал длинным шестом бумагу по трубам, идущим по краям тоннеля. Выбежавшая передо мной крыса заставила меня подскочить на месте, и мой дернувшийся фонарь выхватил из темноты тоннеля странную тень. Я положил руку на шокер, в голове вновь закрутилась последняя встреча в слепом проходе. Я продолжил путь и вдруг понял, что прямо надо мной в тоннеле что-то копошится. Стараясь не смотреть наверх, я пытался убедить себя, что это просто крысы, и продолжал идти вперед.

К счастью, шорохи стали быстро стихать. Дойдя до нужной трубы, я принялся ее осматривать, периодически нервно оглядываясь в темную пустоту тоннеля. Труба уже была услужливо перекрыта, но очень многое в ней мне показалось странным. Во-первых, учитывая размер трубы, там, где я стоял, должна была быть огромная лужа, но ее не было. Вместо нее была лишь маленькая лужица, которая, скорее всего, накапала уже после того, как воду перекрыли. Во-вторых, достаточно большая секция трубы была покрыта маленькими треугольными отверстиями, по краям которых металл был будто перекушен.

Поняв, что сам я с этим явно не справлюсь, я сообщил о размере необходимой трубы и попросил выслать бригаду. Ильич ответил, что бригаду мне надо будет дожидаться на месте. В очередной раз прокляв эту работу, я попросил его не медлить с бригадой и устроил себе небольшой «привал» — открыл консервы, достал бутылку воды и решил немного перекусить. Фонарь специально поставил так, чтобы тот светил в тоннель. Я ждал где-то два часа, но бригада так и не появилась. К этому моменту я уже успел себя почувствовать более-менее в безопасности и еще раз связался с КПП, спросив, где же бригада. Оказалось, с бригадой час уже, как нет связи, а мне надо возвращаться.

Я вспомнил копошение в тоннеле, увиденное мною ранее, и у меня неприятно засосало под ложечкой.

Никаких шорохов или других странностей на обратном пути я не встретил, но от этого совсем не было легче. И вот примерно в том же месте, где я слышал шорохи, я нашел остатки бригады. Зрелище было не для слабонервных — на непонятно откуда взявшихся отрезках труб, понатыканных в землю в случайном порядке, были нанизаны куски мяса, буквально разжеванные до неузнаваемости. Между ними тянулись ошметки кожи и кишок. При этом нигде не было ни капли крови, а я стоял как вкопанный, любуясь на все это. Вонь стояла жуткая, меня потянуло блевать прямо там.

Как только я отдышался, рванул оттуда.

Страх настолько затмил мой разум, что я бежал без оглядки и почти не заметил, как уже совсем рядом с выходом из тоннеля фонарь выхватил из темноты высокую темную фигуру с очень неприятными пропорциями. Я не успел сообразить, что происходит, и пробежал прямо сквозь нее. Лицо и всю открытую кожу будто обдало кипятком, я невольно закричал, и бросился бежать еще быстрее, чувствуя, как на руках набухают волдыри.

У входа в тоннель я только и успел, что нажать на кнопку на рации, и что-то невнятное в нее крикнуть, после чего потерял сознание. Очнулся я уже в больнице.

Сейчас я лежу в ожоговом отделении, врачи говорят, что глаза чудом уцелели. Приходил Ильич, принес письмо от начальства. В нем был очередной приказ о премии, а также указания ни в коем случае не делиться с медперсоналом больницы обстоятельствами того, как были получены травмы. Ильич пробыл со мной немного и сказал, что я первый, кто так долго продержался в живых на этой работе, и что, наверное, за мной свыше приглядывают.

Но лично мне кажется, что приглядывают за мной совершенно из другого места.

Автор; Х.З. кто
AlnilamДата: Понедельник, 27.04.2015, 01:17 | Сообщение # 84
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off


ПАРАЗИТ


Есть болезни, СПИД по сравнению с которыми, покажется насморком...

Врач, отработавший по меньшей мере три года знает, что найти хотя бы одного больного, у кого полностью совпала клиническая картина с учебником фактически не реально. Всегда приходится хоть чуть чуть поломать голову, человек ведь, не может иметь одну болячку, просто он не дообследован. Совместное действие повреждающих факторов не только отягощает картину, но и усложняет постановку диагноза того заболевания, которое может привести к летальному исходу...

Но есть болезни, которые вообще не укладываются ни в какие разумные рамки и в учебниках вы их не найдете...

Меня зовут ВэВэ, работаю реаниматологом в одной из районных больниц Дальнего предальнего Востока. Собственно ничем моя жизнь не отличается от других рядовых врачей. Самая большая проблема и распространённая в нашей среде- острая нехватка денег и мы эти денюги пытаемся заработать где ни попадя, кто то идет в частные клиники, кто то держит магазин, кто то ничего не делает, ему хватает.

Я же, когда наступает отпуск, уезжаю куда нибудь в тьму таракань. Устраиваюсь в больничку по специальности и спустя месяц возвращаюсь с подарками для своих близких (детям мороженное, жене трип…розы).

Наступил март месяц. Я заранее договорился с главврачом о командировке, билетах… За неделю до отъезда ко мне подошёл мой хирургический друг Миша, виртуоз меча и зажима. Нормальный парень, со здоровой ещё печенью, компанейский. Напросился со мной поехать. Как раз в этом месяце нужен был хирург, ну а чё здорово, веселее будет, конечно я взял его с собой.

На тот момент добраться до поселка можно было только на самолете и то в хорошую погоду, а это далеко не всегда…

Но нам повезло, АН2 натужно оторвался помахав крылом городу герою Благовещенску. Лететь до этого богом забытого поселка шесть часов с дозаправкой. Вот что интересно, пять часов летишь в иллюминатор обозреваешь равнинную местность с небольшими сопками. А в последний час вдруг резко из под земли вырастают горы, эдакий затерянный мир. А вид действительно открывается восхитительный: заснеженные горы, вершины которых, укутаны облаками. Внизу синей полосой прорезает хребет бурная река. У подножия скал стоят вековые вечнозелёные великаны-сосны. Везде тайга со своими законами, где выживает сильнейший.

Кукурузник кругом облетев сопку садится на местный буквально врезанный в горную породу аэродром. Уже касаясь шасси, резким порывом ветра самолёт подкинуло, меня тряхнуло так, что клацнули зубы. Пилоту пришлось идти на повторную посадку…

Командировка в этих местах для меня не первая, всё радует, всё знакомо. Миша же крутил головой и пытался понять, какого хрена его понесло в эти богом забытые края.

-Вот Мишка, хочу тебе признаться, заказали тебя мои коллеги, достал ты всех своими бесконечными операциями, отдам чукчам на съедение оленям)))

-Ну чё ты мелешь,- пробубнил он, с юмором у него иногда туго.

Но встретили нас замечательно. В этой больничке работает мой закадычный друг акушер гинеколог Василий. Классный специалист, женщины его обожают. Худощавый, темноволосый со смуглой кожей повергал осматриваемых дам в состояние блаженства.

Устроились в больничной общаге. Не люкс конечно, но жить можно, да и кормят замечательно, практически «по домашнему».

Две недели пролетело как один миг. Все успели: и дважды кесарили будущих мамаш, оперировали непроходимость у древнего старика, пара аппендицитов ну и все такое по мелочи…

Не скрою, водька- банька, да рыбалка, как говорится полный джельтельментский набор. Весело проводили время))

Третью неделю мы изнывали от безделья, кого надо зарезать- прооперировали, кого можно было пролечить – вылечили. Водка уже не лезла, все темы переговорены, скукота и хотелось домой.

Вначале четвёртой недели ночью меня выдергивает из кровати Михаил:

-Володь, глянь какое чудо привезли, походу надо в операционную, иначе клиент дуба врежет!!!

Я подорвался, на автомате напялил робу, брызнул на лицо водой и двинул в приёмное отделение…

Клиент на каталке, рядом хнычут родственники. Раздвинул толпу и ахнул. Мужичку на вид лет эдак под сорок. Уже в глубокой гипоксической коме.

Вид у него прямо скажем устрашающий. Весь в крови, грязи, кожа серозелёного цвета. Левая нижняя конечность по колено фактически оторвана, судя по краям раны ногу просто жевали. На голове скальпированная рана, зияет дыра в черепе, в которой видна пульсация головного мозга. Кожа висит лохмотьями, скальп снят сзади наперед, так что глазные яблоки открыты. Зрачки обоих глаз приняли странное для такого состояния- сузились с боков, приняли вид кошачьих глаз. На черепе чётко видны следы зубов. Похоже кто то очень большой пытался вскрыть череп в поисках деликатеса…

Кровь уже не течёт. Давления нет. Пульс на руках- ногах не прощупывается. Но странное дело, пульсация сонной артерии отчётливая, не, конечно так бывает- централизация кровообращения. Но потерять столько крови, такие ужасные раны и жив! Что- то невероятное…

На травмированной конечности наложен кровоостанавливающий жгут…

Все впали в легкий ступор.

-Быстро в операционную!- скомандовал я.

Благо в этот день дежурила моя анестезистка Оля, иногда они подрабатывают в хирургическом отделении, что ж деньги то нужны.

-Два подключка, готовь всё для интубации!!!

Та побежала выполнять всё для спасения жизни пострадавшего.

У меня выдалась пара минут на анамнез у родственников. Зарёванная жена поведала мне странную историю, о которой я не стал упоминать в истории болезни, ибо меня сочтут сумашедшим.

-Что с ним? Что случилось??

-Медведь его загрыз!!!

-Да откуда медведь то, чай не лето на дворе???

-Да не знаю я!!!-ещё пуще заревела женщина.- В последнее время все животные на него кидаются, странным он стал!!!

-В смысле странным?

Полгода назад, летом они ездили в Амазонские джунгли. Вот же нашли куда рвануть, в местных хомячков пострелять теперь не охота, им подавай экзотику, что ж нам богатых не понять. В самом разгаре отдыха её мужа укусила бешеная собака, псину потом пристрелили, местные почему то сожгли несчастное животное.

Через пару дней его стало лихорадить, не дождавшись конца отдыха, свернули манатки и скоренько прилетели в Россию. Не захотели у местных аборигенов лечиться, может и зря, ихние шаманы по любому знали средство от местной напасти. Легли в инфекционное отделение. Понять точно, источник инфекции так и не смогли, болезнь похоже сама отступила или подействовали антибактериальные препараты…

Тут появилась моя анестезистка:

-Вэвэ всё готово, пойдем лечить, периферический катетер поставить не удалось, вен нет!

Пациент уже на столе, сразу решил перевести его на управляемую вентиляцию. Анестетики вводить необходимости не было. Фактически полная атония мышц. Запихал трубу в трахею, подключил к респиратору.

Воткнул два центральных катетера в крупные подключичные вены. В две реки полились растворы…

- Группу крови определили?

-Да.

-Быстро размораживайте четыре пакета плазмы и три- крови!!!

Так же в вены потекли кровоостанавливающие и противоишемические препараты, анестетики.

-Что давление?

-Нету.

-Разводи адреналин на физрастворе, будем капать!!!

-Хорошо… Адреналин пошел.

-Что давление?

-Есть! Восемьдесят на шестьдесят!!! Пульс сто сорок!

-Крахмал быстро в вену (раствор для венных инфузий)!!!

-Крахмал пошел!

До операции выдалось ещё пять минут переговорить с родственниками.

- Расскажите, что было дальше?

…Потом вроде всё нормально было. В дальнейшем его стали мучить кошмары, головные боли, стал нервным раздражительным. Обследовались везде где только можно. Ничего не находили…

Но последний месяц появилась новая напасть. Он стал лунатить. Да доктор, просто уходил куда то на улицу и под утро возвращался назад. Вначале нам удавалась контролировать это состояние, ну вы понимаете- мокрые половики. Следили за ним, ловили его уже за домом. И кстати, тогда то они и заметили, что у него сузились зрачки. Хотели его отвести к окулисту, но куда там, послал нас по материнской линии, да и ехать надо (местного офтальмолога нет в посёлке).

Пару раз ему удавалось в таком состоянии улизнуть, куда он уходил, одному богу известно, но под утро возвращался. Причём уходил полностью одетый, соображал ведь что холодно! На утро ничего не помнил…

Собаки и кошки стали к нему не терпимыми, чаще всего сторонились, а пару раз кидались, им пришлось даже свою псину на цепь привязать. Рычала так, что шерсть на загривке вставала дыбом.

В эту ночь, они опять прошляпили его. Искали искали, нашли уже на окраине села, весь в крови, грязный, растерзанный, без ноги. Вокруг всё вытоптано следами медведя в перемешку с кровью. Видать спугнул его кто то. Думали, что помёр, ан нет, ещё дышал, вызвали скорую, привезли к нам…

-Док, хирурги готовы!

Миша помылся, ассистентом ему вызвался гинеколог Василий. Хотя собственно и выбора у них особого не было…

Михаил:

-Ну чё, жив ещё?

-Ну а куды ж он денется, давление уже восемьдесят и сорок. Давайте делайте своё чёрное дело, клиент готов к спасению!

-Ну тады поехали!- взяв скальпель, пробурчал Михаил.

Начали с обработки культи ноги. Наложили зажимы на крупные сосуды. Круговыми разрезами на уровне чуть выше колена, хирург привычным отточенным движением произвел аккуратные разрезы на коже, углубляясь в подкожную жировую клетчатку рассек фасции и мышцы. Необходимости в остановке и ушивании меньших сосудов не было, они спазмированы, кровотечения фактически не было. Перевязали крупные бедренные вены и артерию, срезали лишнее. Тоже и с бедренным нервом, Миша резким движением руки отсек ненужное. Спилили остаток кости.

Обглоданный остаток конечности упал в таз. Миша:

-Вот Вася, это тебе, ты же охотник, на эту наживку классно клюют медведи, аж из берлоги выпригивают!- хохотнул юморист.

-Нет уж спасибо, я уж как нибудь по старинке, пусть лучше Татьяна мяса своим пожарит.

Таню, молодую санитарку замутило, видно было как она побелела.

-Да чё ты, не волнуйся мы же шутим, хотя не пропадать же добру, сколько холодца на праздники можешь наделать,- поддержал санитарку Василий.

Девушка побежала в туалет, вызывать ихтиандра…

-Мда, нервные нынче дамы пошли, походу помощи от младшего медперсонала не будет,- пробурчал я.

-Да ладно вам, дайте ей время, она целый год горшки в садике таскала и ничего,- поддержала коллегу операционная сестра Вера.

-Ну да да, пускай поработает, мож действительно по обвыкнется, мне то чё, я через неделю свалю…

Послойно ушили мышцы, кожу и перешли к головному концу.

Голова была в ужасном состоянии. Скальп висел на носу, необходимости в отсепаровывании кожи не было. С боков черепа отчетливо видны были следы зубов животного. Похоже он выгрызал участок в левой височной области, ибо именно там виднелся дефект черепа, отломки кости упирались в вещество головного мозга. У краёв раны виднелся мозговой детрит (кусочки вещества мозга).

-Походу мишка пытался высосать вкусняшку через дырку, как будто это была банка сгущёнки,- с хохмил я.

-Видимо ты пробовал,- съязвила операционная сестра Вера.

-Ну да, свинячий моск весьма не плох на вкус, а чем хуже человечина?

Мы ошарашенные смотрели на раны, в головах представлялись ужасающяя картина происходившего с бедолагой.

-Таня, ты хоть побрей чуток, чтоб нам удобнее было работать!- скомандовал Михаил.

Санитарка представив как она бреет эти лохмотья, пулей вылетела из операционной, вызывать очередного ихтиандра.

Нам же ничего не оставалось, как продолжать оперировать больного, пока ещё теплилась в его жилах жизнь.

-Что давление?

-Девяносто и шестьдесят, пульс сто тридцать два, сатурация на приемлемом уровне!

-Продолжим!- скомандовал себе Михаил.

Кусачками он скусывал края раны, расширяя операционный доступ. Аккуратно шпателем вычерпал из под черепной коробки вокруг раны гематому. Рассёк твердую мозговую оболочку, так, что было лучше виден пораженный головной мозг. На удивление мозг отчетливо пульсировал, даже как мне показалось не в такт биению сердца.

Михаил стал вычерпывать разможженные и мертвые участки вещества головного мозга. Углубившись буквально на полсантиметра, остановился.

- Эт чё за херня???

Василий:

- Чё там? Ох бля, вот же гадство, впервые такое вижу!!!

-Володь смотри, такого ты ещё не видел!!!

Меня распирало любопытство. Глянул и ох…ел, там в глубине находилась опухоль, нечто вроде кисты, размерами примерно сантиметр на полтора, серозелёного цвета. Но самое подозрительное, это то, что эта гадость шевелилась, пульсировала!

-Блин, червь какой то, по любому глисту где то подхватил!!!

-Да ну нах, я видел такие кисты, они по другому выглядят, да и смотри от этой херни отходят отростки! Ооо да они подходят к твёрдой мозговой оболочке. Блин что делать то будем???

-Да чё делать, ложи всё на место и отправляем в область!- высказал самое трезвое решение гинеколог.

-Пойду пожалуй проконсультируюсь с областными нейрохирургами.

Пока Михаила не было, пришла синезеленая санитарка Таня, мужественная женщина, не сбежала. Пока есть время стала стирать капли крови с пола, стен.

-Может у кого есть нормальная камера на телефоне, снимите эту гадость пока не убрали?- спросил я у оставшихся.

-Здравая мысль, будет что вспомнить,- одобрил Василий.

-У меня есть хороший смартфон, муж подарил на восьмое марта, улыбнулась через маску зелёная Таня.

-Ну щёлкай!- Василий открыл салфетку, под которой пульсировал организм.

На Танюшку хватило сделать пару кадров, побежала радовать толчок своим желудочным соком.

Заходит задумчивый Миша.

-Ну чё Мишка, отправляем недоеденного в область?

-Не, сказали самому удалять, сказали, что это эхинококк, убрать его не представляет трудностей, вот же мудаки!- в сердцах выругался Михаил.

-Так то похоже, здесь так же собака виновата, но блин откуда тяжи, да и цвет этой кисты странный?

Мысленно мы тоже поддержали особенности развития областных нейрохирургов. Но делать не чего, надо, значит надо.

-Мойся Мишка, доделывай свою работу!

В это время опорожнённая санитарка, что-то тыкала в своём смартфоне. Есть же такие дуры, работы валом, а она в одноклассниках чатится, где её такую нашли? Но с другой стороны, кто ж пойдет на такую работу, где постоянно в дерьме, крови и при этом получая копейки. Эта лучше чем ничего. Поразительно, после столь долгого общения с унитазом, она возвращается и умудряется общаться с одноклассниками. Ценный кадр вырастет, если ранее не сбежит.

Шел третий час операции, доктор опять припал к станку. Видно волнуется, решил действовать осторожно, вскрыть капсулу кисты ни в коем случае нельзя, если паразит попадет в вещество мозга, всё, заражение распространится дальше!

Аккуратно, буквально по миллиметрам выделяет эту бомбу. Пот застилает глаза хирурга, сейчас уже не до шуток, нависло тягостное молчание, прерываемое, шумом респиратора и командами доктора.

Капсула с боков выделена, вокруг образовались четыре симметричных тяжа, уходящих к поверхности мозга, соединяющихся с твердой мозговой оболочкой (оболочка расположенная сразу под костью черепа).

-Зажим!- Михаил пережал тяж у основания капсулы.

-Ещё зажим!- второй наложен рядом с первым.

-Скальпель!- пересёк жгут между зажимами.

Паразит стал активничать, буквально биться сквозь стенки.

-Ага, гадёнышь загоношился, хреново тебе падлюка, Мишка давай шустрей, иначе выпрыгнет из гнезда!!!- воскликнул Василий.

На мониторе тахикардия, сердце у больного стало биться с ускорением, уже достигая ста сорока шести ударов в минуту. Давление зашкалило за двести.

-Миха давай шустрей, иначе мы получим фибрилляцию, эта дрянь походу соединена с центром сердечносудистой системы, видимо есть ещё тяж в продолговатый мозг!- поторопил хирурга я.

-Зажим, зажим, скальпель, зажим, зажим, скальпель, зажим зажим, скальпель!- удалось пересечь оставшиеся три радиальных тяжа, глиста во всю пыталась вырваться из капсулы, уже буквально видны части страшного организма через истончившиеся стенки кисты.

Сердце больного трепыхалось, давление шкалило, не помогали ни анестетики, ни антиаритмические препараты. Ситуация выходила из под моего контроля. То мы с пола поднимали давление, то теперь не хватает шкалы манометра, что бы замерить истинное артериальное давление. В ход пошли ганглиоблокаторы (препараты расслабляющие мускулатуру сосудов), би блокеры (препараты устраняющие действие адреналина на сердце), чудовищные дозы наркотиков.

Ситуацию еле еле стабилизировал, давление стало держаться на цифрах двести и ста десять мм рт ст, пульс сто шестдесят ударов в минуту!!!

-Миха, давай быстрее удаляй эту гадость, скоро будет фибрилляция!

Под таким давлением засочилась кровь из зо всех ран, сосуды буквально стали лопаться. Повязка на ноге набрякла от крови. А тут ещё Михаил задел зажим наложенный на один из жгутов, оторвался. Кровь как из брансбойта рванула в сторону операционной сестры, обдав её горячей струёй.

-Тваю мать, ещё зажим!!!- нервно крикнул хирург.

Но, остаток жгута остался в веществе мозга, рана быстро наполнилась кровью и возможности пережать повторно не было.

Из черепа буквально истекал фонтан крови.

-Вася, не тормози, суши рану я ни хера не вижу!!!

-Давай я попробую, тут мне сподручнее будет!

Фактически в слепую, Василий быстро соорентировался, нашел конец жгута соединяющегося с твердой мозговой оболочкой и буквально раздирая кору головного мозга, сумел наложить зажим.

С докторов пот стекал ручьём и капала прямиком в рану. Санитарка Таня стояла в ступоре, бледная, онемев от происходящего.

-Таня твою мать, давай шевелись, чё встала как вкопанная, вытри пот с докторов!!!- крикнул ей я.-Да шустрей смывай кровь с пола, а то натопчут!!!

Операционная выглядела ужасающе и больше напоминала скотобойню…

Остался последний жгут, уходящий глубоко в вещество мозга.

На мониторе давление сто шестьдесят на сто мм рт ст, пульс зашкаливал за сто пятьдесят ударов в минуту. Исчерпаны все медикаментозные возможности успокоить нервную систему. Устранить тахикардию казалось можно, только удалив эту дрянь.

-Зажим!- Михаил наложил зажим на жгут.

Пульс резко со ста пятидесяти шести рухнул на сорок два в минуту!

-Какого хера вы де…!!!- не успел воскликнуть я, как Михаил чикнул скальпелем последнюю связь паразита с организмом хозяина. Монитор взорвался воем и показывал фибрилляцию сердца, пульса на сонных артериях нет, всё- смерть!!!

- Ёпт, адреналин куб в вену, готовим дефибриллятор!!!- скомандовал я.

Василий начал непрямой массаж сердца, грудная клетка с уханьем проваливалась под его мощными толчками.

Притащили дефибриллятор, подключили. Я:

-Все от стола!!!- подготовил заряд в двести джоулей.- Разряд!!!

Тух… Под электродами пролетела искра, больного выгнуло дугой. На мониторе мелковолновая фибрилляция.

-В вену сто миллиграммов лидокаина и два куба адреналина!!!

-Лидокаин и адренали пошел!!!

Набрал разряд в триста шестьдесят джоулей…

В это время хирург извлёк кисту и беснующимся паразитом, бросил в лоток, приказал санитарке отнести его в раковину предоперационной.

Полуобморочная санитарка Таня, с трясущимися руками, побрела в предбанник.

-Все от стола!!! Разряд!- больного очередной раз выгнуло дугой.

Электрокардиограф выдал единичное сокращение, за которым пошла прямая линия.

-Быстро два куба адреналина!!!- я взялся сам делать непрямой массаж.

Вдруг все услышали грохот падающего тела и разбитых бутылок. В предоперационной рухноло тело санитарки.

-Грёбаная Таня!!! Все от стола! Разряд!!!- я произвел очередной разряд, силой в триста шестьдесят джоулей.

Запахло палёной кожей. Все с надеждой взглянули на монитор, но на нём упрямо чертилась смертельная прямая линия…

-Ещё два куба адренилина и куб атропина!!!

Плечи уже заныли от почти двадцати минутного беспрерывного давления на грудную клетку. Я выстрелил в очередной раз, но всё было тщетно, сердечная мышца выказывала свою ареактивность к электрическим стимулам.

-Володь, Володь хватит, всё он умер!

Тридцать минут пролетели незаметно. К сожалению, я понял, что выйдя из операционной, мне придётся передать родственникам неутешительные новости. Что ж, мы сделали всё, что могли…

-Чё за хрень мы удалили, где это видано, что паразит контролирует жизненные функции человека??? Пойдём, глянем на него, там вроде наша Танюша балдеет.

Татьяна уже одыбалась, сидела на полу и с ужасом глядела в сторону мойки.

-Тттам!- трясущимся пальцем указывала на рукомойник.-Ттам нечто, оно смотрело на меня!!!

Мы с жалостью посмотрели на убогую и пошли делать вскрытие паразита. Но каково было наше удивление, когда обнаружили пустой мешочек и след бурозелёного цвета уходящий в горловину раковины.

-Мдя,- пробормотал я.- Тут явно, что то не чисто, не похоже это на эхинококк.

-А что это может быть? Инопланетянин чтоль???- задал встречный вопрос Василий.

Ответа на наши вопросы не было. Загадка так и осталась без ответа…

На этом странности не закончились. Труп, переданный в морг, вскрыть Василию (он по совместительству и паталогоанатомом оказался) запретили люди, судя по корочке из ФСБ.

Смартфон Татьяны изъяли. Эта дура оказывается выложила фото в социальную сеть. Видимо таким способом узнали об этом случае федералы. На следующий день она уволилась. Кажется она двинулась умом...

Канализацию всю разобрали на косточки.

С нас взяли расписку о неразглашении…

За три последних дня к нам четырежды обратились за помощью пострадавшие после укуса собак.

Мы поняли, что пора бы валить из этого посёлка. С Василием мы горячо попрощались. Подвыпивши он мне признался:
-Володь! Мне удалось изъять кусочек стенки кисты паразита. Ты не поверишь, но то что мы извлекли, не укладывается ни в одну форму жизни на земле!

-Вася, ты бредишь, успокойся и забудь!

-Ты не понимаешь, у этой ткани нет ни одной клеточной стенки, в том понимании, что мы привыкли видеть на курсе гистологии! Там вообще нет ни одной структуры, что можно было бы идентифицировать, ну как у нас: ядро, митохондрия...

-А чё там было?

-Да хрен его знает, какие то отростки, они постоянно сокращались, будто живые...

-Мдаааа, давай лучше ещё по одной и забудем об этом!

-Давай,- как то печально ответил друг.

На следующее утро самолет уносил наши тела подальше. В сумке у меня скулили два щенка спаниеля. Один мне, другой Мишкин, это был подарок местной медсестры.

К сожалению спустя неделю, у Михаила кто то утащил собачку.

Но самое странное, что спустя две недели я не смог дозвониться ни одному сотруднику районной больницы. В одноклассниках исчезли страницы всех моих поселковых друзей...

Шпинев В. В.
AlnilamДата: Понедельник, 27.04.2015, 01:22 | Сообщение # 85
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off
ЗиНочкаДата: Вторник, 28.04.2015, 14:21 | Сообщение # 86
Группа: Проверенные
Сообщений: 19683
Репутация: off
Alnilam, кого на костер отправил? biggrin

Сущность бога способен постичь только бог
AlnilamДата: Вторник, 28.04.2015, 14:32 | Сообщение # 87
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off
ЗиНочка, твоё восприятие так и видит меня десподом - инквизитором biggrin
А ты не подумала что я для уюта тут это кинул, и вообще есть мечта в квартире камин замутить в гостинной, только не настоящий, а плазменный biggrin
И костерки я люблю, вот и коллекционирую biggrin

Сразу кого засмалил... biggrin


Сообщение отредактировал Alnilam - Вторник, 28.04.2015, 14:37
ЗиНочкаДата: Вторник, 28.04.2015, 14:48 | Сообщение # 88
Группа: Проверенные
Сообщений: 19683
Репутация: off
Alnilam, тема такая, страшные истории, вот и спросила, а чо? Нельзя? biggrin

Сущность бога способен постичь только бог
AlnilamДата: Вторник, 28.04.2015, 15:40 | Сообщение # 89
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off
ЗиНочка, выкрутилась да ? biggrin Имеешь полное право спросить smile
Страшные истории обычно рассказывают у костра а не сжигают товарищей в нём biggrin
Не буду лукавить, что твоего любимого Салимчега я бы прожарил хорошенько на костре и скормил бы стервятникам biggrin
AlnilamДата: Вторник, 28.04.2015, 15:54 | Сообщение # 90
Группа: Проверенные
Сообщений: 8724
Репутация: off
Развернутся врата в преисподнюю, и выйдет демон древний, и поймает Салимчега за шкирку и утащит в огнедышищую бездну. И возрадуется земля, и расцветут сады, и наступит мир. Аминь! biggrin

Форум » Самое обсуждаемое » Горячие темы » Страшные истории на ночь (Страшные и не очень, художественные и реальные рассказы)
Поиск:
При использовании материалов Земля - Хроники Жизни гиперссылка на сайт earth-chronicles.ru обязательна.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования