Выбор фона:
Главная » 2014 » Август » 11 » Пресс-конференция простого украинца из Житомирской области – Донецк – 10 августа 2014 года
10:00
Пресс-конференция простого украинца из Житомирской области – Донецк – 10 августа 2014 года

Пресс-конференция простого украинца из Житомирской области, который вез помощь украинской армии, но попал в Донецк, что кардинально изменило его взгляды на происходящее – ниже в переводе на русский. Оригинал на украинском, пусть "патриоты" послушают.

«Добрый вам день, уважаемые журналисты, я уроженец и проживаю в Житомирской области, село городского типа Черемис, Черемисского района. Там родился, там проживаю. Каким образом я оказался здесь, в городе Донецке. Мы с родителями и администрацией нашего района собрали средства для того, чтобы закупить гуманитарную помощь и средства защиты для бойцов, которые были призваны в ряды украинской армии с нашего Черемисского района. И я согласился эту гуманитарную помощь вместе со средствами защиты отвезти сюда.

В городе Донецке на блокпосту я был задержан и отправлен в расположение русской православной армии. Я уже задержан… в течение 22 дней нахожусь здесь. За эти 22 дня меня возили, показали город Донецк и показали результаты обстрелов города
Когда попадают снаряды в дома, где проживают мирные граждане, это конечно очень ужасно. Я бы хотел обратиться к президенту, к депутатам, ко всем, кто имеет возможность повлиять на то, чтобы прекратить эту безумную, братоубийственную войну. Я прошу: пожалуйста, сделайте всё, чтобы ее как можно быстрее прекратить.

Потому что каждый день гибнут люди, разрушаются дома. Но дома – это ерунда, а люди – самое главное. Это святое. Ни одна жизнь не стоит ни чьей жизни, не стоит никаких денег, не стоит ничего. Жизнь это самое святое. Дал ее нам Бог, и имеет право ее забрать только Бог. Потому с каждым днем, с каждой загубленной жизнью у людей всё больше и больше злости. И эта злость может взорваться… Это знаете, как принцип жизни пружины. Чем больше пружину сжимаешь, тем крепче она выстрелит, когда она выстрелит.

И я лично боюсь, чтоб не дай Бог всё, что сейчас делается здесь, не перешло во что-то большее. Не дай Бог, не перешло в то, как пишется в Писании, что может быть Третья мировая война, – я бы этого не хотел, и я бы просил всех: пожалуйста, одумайтесь, отведите войска, сядьте за стол переговоров, договоритесь. Я думаю, что нам еще такие институты… Можно еще сесть и договориться. Неужели нам уже помрачило всем разум? Неужели это единственное, что осталось, это взять в руки оружие и убивать друг друга?

Ведь здесь погибают мирные люди. Люди, которые ни в чем не виноваты. Да, возможно, кто-то хотел жить отдельно. Возможно кто-то хотел, возможно кто-то не хотел, но никто ж ни у кого этого не спрашивал. Просто началась безумная, братоубийственная война. Потому я в очередной раз обращаюсь ко всем, кто может на это повлиять, пожалуйста, отведите войска, прекратите эту войну. Пожалуйста, можете задавать мне вопросы».

Вопрос: «Насколько большая разница между государственным переворотом и референдумом, на ваш взгляд? Вы говорите, что никто не спрашивал. Мы спросили. Мы сказали свое слово на референдуме»

«Нет, я говорю, что никто не спросил людей, хотят ли они брать в руки оружие, хотят ли люди воевать? Насчет референдума – да, я ж говорю: если люди хотят жить отдельно, пусть живут. Я не считаю, что это есть повод для того, чтобы вводить войска и начинать войну»

Вопрос: «Скажите, вы поддерживаете связь с родственниками?» – «Да, я вчера созванивался со своей женой. С друзьями» – «Реакция их?» – «Ну, мы… Там получается я созваниваюсь через товарища, потому что номер не помню своей жены, и очень плохая была связь, мы буквально там минуту пообщались, я там задал вопросы: как там семья, как дети? Больше мы там ничего не смогли пообщаться»

Вопрос: «Вы не боитесь, что после вашего выступления вашей семье украинская власть сделает что-нибудь не очень хорошее?» – «Если за то, что человек отстаивает мир –мир на своей земле, на своей территории, в своем государстве, в котором он родился и проживает, – нужно убивать… Я не знаю тогда…Вы понимаете, страх есть всегда. Страх есть всегда и перед всем. Сказать, что кто-то чего-то не боится – это неправда. Все чего-то боятся»

Вопрос: «Вы на территории Донецкой области находитесь уже 21 день, вас содержат там, где находятся военные, кого вы увидели на базах? Были там российские наемники или чеченцы?»

«В том месте, где я нахожусь, я лично не видел никаких чеченцев или каких-то наемников из России. Я там увидел такие же самых украинцев. Да, может, кто-то разговаривает на русском, кто-то на украинском, у нас это не запрещено. Человек, если тут большинство разговаривает по-русски, это абсолютно нормально. Нет в этом ничего плохого. Но я видел там людей, которые простые работники, которые приходят в ряды русской православной армии. Которые хотят защищать свою территорию»

Вопрос: «Ополченцы как к вам относятся?» – «Вы знаете, достаточно хорошо. Меня кормят. Если есть потребность, приходит врач, если я обращаюсь. Если нужно помыться, постирать, никаких проблем. Т.е. меня ни в чем таком не ущемляют. Да, я нахожусь под стражей, это абсолютно нормально. Понятно, что попал не в то время, не в то место, но никаких претензий у меня к военным нет»

Вопрос: «Скажите, как представитель Украины, на данный момент идет АТО или полноценная гражданская война?» – «Ну, то, что я вижу, разрушенные дома, когда снаряды попадают в жилые дома, когда снаряды попадают в поликлиники, я не могу это назвать спланированной кампанией АТО. Я считаю, это больше, чем АТО. Скорее всего – это война»

Вопрос: «Лично вы признаете ДНР как независимое государство?»

«Ну, понимаете, я маленький человек, я сам уроженец поселка, я… Если люди хотят жить отдельно, я бы сказал даже так. Если можно, я скажу… Я приведу пример на маленьком таком… не государстве даже, а с чего начинается – это с семьи. Если есть семья, если есть отец, мать, еще есть дети, допустим в семье двое детей. Если отец с матерью по каким-то причинам расстаются. Один ребенок с отцом хочет быть, другой – с матерью. Неужели это есть причина для того, чтобы отец убил того ребенка, который хочет быть с матерью, а мать убила того ребенка, который хочет быть с отцом? Я думаю, это не есть причина. Я думаю, я дал ответ в таком формате, чтобы его понял простой народ, простые люди»

Вопрос: «Вы считаете, что референдум прошел и выбор сделан?»

«Я просто… Видите ли, я не знаю всех тонкостей, как там проводился референдум. Но если я вижу, что люди этого хотят, почему бы нет? Если ребенок, который уже подрос, который достиг, допустим, шестнадцатилетнего возраста, хочет уйти от родителей… а что в этом плохого? Если уж на то пошло, я так думаю: если кого-то что-то не устраивает, и он хочет отделиться, значит, может быть, это есть определенным сигналом для власти? Что-то было сделано не так.

Тут власть должна задуматься: почему люди хотят отделиться? Значит, она должна сделать какие-то такие шаги… Я не знаю, что там надо сделать, я не политик. Но они должны сесть за стол переговоров, они должны договориться, они должны найти какое совместное решение, чтобы всё было, кроме войны. Я считаю, что единственное оружие, которое должно быть в наших руках, это слово. Именно слово – это то решающее оружие, которое должно быть в нашем цивилизованном обществе»

Вопрос от ополченца: «А что вы увидели в городе, когда мы вас возили, т.е. дали посмотреть город, посмотреть достопримечательности? Что вы можете сказать о городе Донецк?»

«Ну, город прекрасный, город чудесный, красивый. Что я увидел… Я увидел разрушения. Это очень страшно. Я не думаю, что люди даже, которые стояли на майдане, что они хотели именно такой еврожизни. Люди, которые боролись за то, чтобы вступить в Европу, они не боролись за то, чтобы у нас была война. Они хотели покоя, мира. Они хотели лучшей жизни. Тут я увидел, что ходят люди спокойно. Живут своей жизнью. Ну, может, не совсем, конечно, спокойно, потому что каждого, когда бомбят, понятно, что в душе его творится непокой.

Но они ходят на работу, ездят трамваи, ездят автобусы, ездят маршрутки, всё работает, город живет. Что бы ни было, город все-таки живет. И должно жить. Потому что да, какая-то часть людей, наверно, выехала, но не все же могут куда-то уехать. Некоторые люди просто вынуждены здесь оставаться. Поэтому я еще раз и еще раз буду обращаться к власти и ко всем, кто может: пожалуйста, прекратите эту братоубийственную войну»

Вопрос: «Сколько вы еще будете тут находиться? И на каких условиях вас отпустят?»

«Я не знаю. Мне никто не говорит, сколько я там буду находиться. Когда меня отпустят? Не знаю. Я не готов ответить…» – микрофон забирает ополченец – «Владимир Владимирович будет отпущен в ближайшее время. Об этом мы соберем пресс-конференцию, на которой освободим его, и вы сможете задать ему все вопросы самолично» – передает микрофон обратно

Вопрос: «Вы планируете как-то донести информацию о том, что здесь происходит?»

«Ну, – вздыхает. – Я вернусь к тому, что я человек маленький. Но в меру своих возможностей, по крайней мере из уст в уста, словами от человека к человеку однозначно я буду эту информацию доносить. Смогу ли я сделать что-то большее, написать какую-то статью… Ну, написать-то я смогу, но напечатают ли?..

Если у вас больше нет вопросов, я всем очень благодарен. Спасибо за то, что вы пригласили меня, дали мне возможность высказать свою точку зрения. Моя точка зрения заключается в том, чтобы был мир и покой на территории нашего государства. Спасибо»
Просмотров: 1192 | Добавил: СМЕРШ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ТОП Новостей
Материалов за сегодня нет.
Разговоры у камина
Календарь