Земля. Хроники Жизни.
Главная | Регистрация | Вход
 
Суббота, 25.03.2017, 05:01
Приветствую Вас Гость |Личные сообщения() ·| PDA | RSS
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Аномалии [2855]
Атмосфера [1205]
Археология [3727]
Авторские статьи [485]
Вулканы [2745]
Война [1013]
Гипотезы [5790]
Другое [6187]
Животные [1958]
Землетрясения [3963]
Засуха [335]
Избранное [247]
Климат [2948]
Космос [8506]
Карстовые провалы [435]
Круги на полях [456]
Медицина и здоровье [1438]
Наука [8928]
НЛО [3978]
Наводнения [2746]
Океан [648]
Оползни [517]
Пожары [692]
Прогноз [1135]
Политические факторы [3529]
Предсказания и пророчества [666]
Радиация [607]
Солнце [1778]
Стихия [2768]
Сверхъестественное [1523]
Технологии [4779]
Тайны истории [4162]
Ураганы [2465]
Факторы и аварии [7789]
Хочу все знать [24]
Этот безумный мир [1357]
Экология [1209]
Эпидемии [927]
Эксклюзив [301]
Разговоры у камина
Статистика

Онлайн всего: 55
Пользователей: 50
Новых: 5
deviant, volasnis, Leshii_4x4, vladich, sprint22
Главная » 2011 » Декабрь » 12 » Ангел моего Ангела
11:09
Ангел моего Ангела

Рассказ

УТРО: Мне всегда не хватает времени. Хоть умри,  а  последних десяти-пятнадцати минут не хватает! И на что - на самое главное: чтобы вымыть чайную чашку; заправить постель; сдать вовремя рукопись в редакцию; заплатить за свет и газ – и о, ужас- за Интернет!!! А вот время постоять, ни о чем не думая, у окна – у меня есть. Или поваляться в постели. Или посидеть, забравшись в кресло с ногами и поедая пирожные.  Я – неправильная, ленивая и неорганизованная. Я беспорядочная и неаккуратная.
 
Так, занимаясь обычным, милым сердцу самоедством, я бежала утром в магазин за молоком, булками, пивом и охотничьими колбасками. Молоко и булки – коту Джерому Д Амброзио. Вредные копченые колбаски с пивом – себе. Госссподи, как всегда, все делаю плохо, не вовремя, ужасно вкусно и неправильно.

- Как вы думаете, почему в Мире так много зла?
Две девушки лет сорока, без макияжа, с лицами цвета застиранных простыней, стояли по бокам высокой, яркой брюнетки. Прекрасной, как рафаэлевская Мадонна. Только без рафаэлевской кротости в очах. Троица, перегородившая мне путь к колбаскам и молоку с пивом,  была  в платках и бесформенных плащах. Глаза не-мадонны полыхали черным огнем. Щеки заливал румянец. Длинная шея, точеный нос, грозный разлет бровей. Тонкие пальцы цепко сжимали большой крест. Ее спутницы держали объемистые стопки брошюр, придерживая сверху подбородком.

Это я так задумалась, что не заметила троицу. Попала. Да, вроде, они же по утрам раньше не ходили? Сделала шажочек влево и уперлась в бесцветный, свинцовый взгляд . Точно, начнут вербовать.

- Ой, простите, мне некогда очень, - пискнула я, мощно рванула вправо (прямо в лужу) и тут меня схватили за рукав.
- Мы научим вас молиться. Молитва, она – разговор с Богом. Вы обретете покой, свет озарит все темные уголки души... слово – оно имеет силу и власть, – Вещала брюнетка. Правая брошюроносица (оруженосица?) ухватилась за мой рукав; теперь стопку брошюр ей приходилось держать одной рукой. Пальцы от напряжения посинели. Мне стало страшно жаль этих ее синих пальцев.

- Вы знаете, мне молоко срочно надо купить, я тороплюсь.- Покупка молока подразумевала благие цели, румяного толстощекого карапуза или престарелую бабушку в кресле-качалке. Даже не пришлось лгать: мне и вправду нужно было молоко. Только не для херувимообразного младенца или старой ведьмы в кресле, а жирному, наглому, похотливому и очень ленивому коту. Синие пальцы разжались, я выбралась из лужи. Ноги промокли, джинсы тоже. Да, начался день… я оглянулась: троица смотрела мне вслед. Глаза их были полны скорби по моей потерянной, необласканной молитвой душе.

ПОЛДЕНЬ

Джером лежал в кресле и с причмокиванием что-то выкусывал между подушечками задней лапы. Кажется, его причмокивания попадали в ритм  клацанья клавиатуры: я спешила - опять опаздывала с отправкой статьи.

В дверь позвонили. Джерик посмотрел из-под задранной выше головы лапы (он уже начал вылизывать хм… совсем другое место). Дверной звонок нарушал его душевный покой. Я должна была пойти и разрулить проблему.

- Мааарусенька, вы не поможете мне, здравствуйте, голубушка! – На пороге стояла соседка, Агриппина Семеновна.
- Что-нибудь случилось?
- Да. Случилось. Сегодня на площади будет митинг.
- Да вы же знаете, Агриппина Семеновна, я ни в какой партии не состою, и вообще, личность аполитичная.
Бабуська всплеснула руками:
-  Да какие партии! Скоро вообще никаких партий не будет! Маруся, все, кто перейдет на сторону света, будут спасены. Сегодня будут записывать. После Нового Года прилетит эта, с Нибиру. Там будет сияющее воинство небесного света. Всех, кто отринет материю Сатаны, возьмут в новую жизнь… - бабуська несла, как по писаному. Это кто и когда ей так успел мозги промыть? Пока я размышляла, что делать с Агриппиной, она продолжала тарахтеть. Потом завод кончился, бабуська выдохнула и гаркнула:
- Ну? Ты идешь или нет?
-Нет.
- Вот. А ведь перед тобой был, был выбор! Ты отринула путь света!
- Стоп. А в чем вам я должна была помочь то?
Агриппина потупила глазки и протяжно вздохнула. Колыхнулись кудряшки на макушке, два вторых подбородка и живот.
- Ну, каждому, кто приведет пятерых с собой на митинг, дают батон колбасы и пачку гречки. И творожки в шоколадной глазури…

Клацая когтями, в прихожку вломился Джером. Мы уже минут десять переговаривались с любительницей сырков в шоколаде через порог: дверь открыта, сквозняк из парадного, дискомфорт. Джери пришел напомнить мне, что я конченная эгоистка, что ему холодно. И что, вообще-то, нет ни минуты на пустые разговоры: если не сдам работу вовремя, с меня снимут проценты за опоздание. А это значит – никакой телячьей вырезки в субботу.
Джери, мерзавец, знал, что Агриппина его боится. Он утробно завыл, заурчал, оскалил зубы, взъерошил шерсть, стал чуть не в три раза больше.
Соседка захлопнула дверь, не договорив фразы до конца:
- Да, тебе, Маруся, сытый покой дороже, в тьму стремишься…
- Мыррррммм?! – спросил Джером Д Амброзио –  любитель телячьей вырезки, который не дал мне приобщиться к благодати Воинства Света.
- Да пошли, пошли писать дальше, я помню, что надо заканчивать…

ВЕЧЕР

Мой друг, милый друг, самый лучший из всех живущих, кого я знала, засиделся на моей кухне допоздна. Уже раза три за окном начинало дуть, порыв ветра хлопал форточкой, светлые клубы тумана пролетали мимо темных стекол.
- Понимаешь, я сейчас не могу писать. Я был чище и ближе к Творцу, сейчас я погряз, я стал хуже…
- Сереж, ну, что ты говоришь? Ну как ты мог стать хуже? Да ты лучше всех на свете!
- Ты не понимаешь и не хочешь понять. Ты же не можешь верить, ты не веришь! Вера, это же… Маруся, вся беда в твоей приземленности и безверии.

Нет, этого я выдержать не могла. Утро началось приобщением меня к благости молитвы. День принес приглашение от Агриппины вступить в небесное воинство света. Вечер – стенания друга по поводу моего неверия. Все. Перебор. Точка. Я жалобно глянула в сторону форточки. Там опять пронесся клок белого тумана.

Зазвонил телефон. Я знала, что это Светка, которая внезапно, ни с того ни с сего, кончила злиться на Серегу. Ей неудержимо захотелось помириться, повиниться, простить и попросить прощения – как всегда, впрочем. Значит, его ночевка на раскладушке отменяется. Я плотно прикрыла за собой дверь ванной; слов не было слышно, - только возмущенные и уличающие интонации моего друга, выпускающего пары. Открыла кран, досчитала до ста. Закрыла, вытерла руки и вышла:

- Да, Свет, да…я тоже… я тоже не могу… я тоже хочу… да, пусть будет все, все по-другому…- ворковал Серега.
- Марусь, я пошел. Ты тут держись, ладно? – Я серьезно кивнула, изо всех стараясь не разоржаться: кажется, это он ко мне сегодня пришел за помощью, участием и сочувствием после скандала с женой и по совместительству – моей подругой.
- Да, конечно, Сереж. Светке привет передавай. Да, не забудь – у меня абонемент есть в салон для нее, редакция в виде премии выдала за удачную рекламу. – Я закрыла дверь, повернула ключ на два оборота, чуть помедлила и пошла на кухню.

…Возле открытого холодильника стоял голый мужик. Во всей красе. Он пил пиво из банки и хищно поглядывал в пресветлые недра: подсчитывал, сколько там банок есть еще.
- Мне надоело мирить твоих дураков. Я бы и сегодня их не мирил, надоели, надоели уже! Но он бы тут залег на раскладушке и до утра не спал, мучился. Все, последний раз, дальше сами, как хотят.
Я молчала: пусть проворчится. И некуда не денется: будет мирить.
- Ты нитки купила? Я тебе говорил, только толстые, и из натурального шелка.
- Да, купила.
- Ну, давай, что ли…
Он взял еще одну банку из холодильника, открыл и вылил с бульканьем в горло, не глотая. Вытер губы ладонью и повернулся спиной:
- Начинай. С левым совсем плохо.

Да, он был прав: левое крыло было жутко потрепано. Правое почти в порядке. Я делала стежок за стежком, а он ворчал, не переставая:
- Что устал от нашей глупости, жадности, неосторожности. Что ему страшно надоело каждый день рисковать и спасать нас; что единственное, чего мы стоим – это, это… - у него даже слов нет, чего мы стоим; что наша способность к предательству его убивает. Наша неблагодарность и злопамятность не знают границ. Что он мечтает о том дне, когда у него не будет сил встать и идти спасать нас.
Я знала, что лучше молчать. Он сел на стул, локтями оперся на стол. Уперся лбом в ладони. Крылья мягко опустились и коснулись пола. Пришел Джером,  начал легонько гонять перышко по полу.

Наверное, скоро рассветет. Надо хоть немножко поспать. Последнее, что я помнила: Джером Д Амброзио улегся рядом на кровати, уперся мне в спину всеми четырьмя лапами, чтобы я подвинулась с нагретого места.

УТРО
Он смотрел на меня светлым, васильковым взглядом:
- Выспалась?
- Нет.
- Не забудь, тебе сегодня надо оплатить Интернет и купить наполнитель для лотка Джерому.
- Да.
- Позвони матери.
- Да.
- Сегодня будет звонить дочь. Не переживай, все будет хорошо.
- Ладно.
- Агриппина Степановна… к ней зайди. Она вчера забыла выпить таблетки на ночь. Уроды…-
Я поняла: это он про «небесное воинство с Нибиру».
- Не грусти, хорошо?
- Хорошо.
- Эту, твою «мадонну» с брошюрами вчерашнюю жалко. Я попробую что-нибудь сделать.
От Ангела несло перегаром. Ну что ж, он делал это не так часто. Только когда совсем кончались силы, и он начинал бояться, что не сможет больше спасать, защищать, охранять, мирить и делать счастливыми нас.
- Ты – мой ангел,- сказал он мне на прощание. Его поцелуй пах пивом и не был нежным.

…Я стояла у окошка и смотрела в предрассветное небо. Вместо того, чтобы заправить постель и заполнять счета.

© Copyright: Марусенька, 2011
Категория: Другое | Просмотров: 9043 | Добавил: СМЕРШ | Рейтинг: 0.0/| Оценить
Всего комментариев: 9
0
1  
smile

0
2  
мило

0
3  
непредсказуемо

0
4  
Понравилось! surprised

0
5  
Бред + сексульные фантазии.

Ангелы не бухают, милочка.

0
8  
Кыш отсюда! Тебя забыли спросить!

0
6  
благодарствую, натуральненько biggrin

0
7  
Какие сами - такие... и наши ангелы. Спасибо! smile smile smile

0
9  
Прикольный рассказ!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Мониторинг
Сейсмическая активность
Солнечная активность
Фазы луны
3D Планета Земля
Солнечная система
Космическая погода
Веб камеры мира
Системы мониторинга
Ионосферная активность
Вспышки на Солнце
Мониторинг вулканов
ТОП Новостей
Загрузка...
Календарь
Архив записей
Новое на форуме

1. Погодные аномалии - Земля болеет!

(2269)

2. Давайте предсказывать будущее

(1437)

3. Котэ

(1201)

4. Кинозал

(933)

5. РОССИЯ ВПЕРЕД !!!

(1378)

Последние комментарии
Нефертити ( Нефрит), наша, сов...


При использовании материалов Земля - Хроники Жизни гиперссылка на сайт earth-chronicles.ru обязательна.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования